Экспозиции

Миксина
Угорь речной, или европейский
Скат Манта
Голожаберные моллюски
Обитатели черных курильщиков
Черные курильщики
Симбиоз
Голотурия (Морской огурец)
Мечехвост
Арктическая цианея
Наутилус
Латимерия
Акула Катран
Голотурия (Морской огурец)
Морской конёк
Интересно о крокодилах
Легенда о петухе
Легенда о султанке
Интересно о морских черепахах
Памятник бычку в Бердянске
Чем отличаются удав и питон
Рыбы поют и хрюкают


Миксина

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Хотите познакомиться с прапрапра (и еще 100 раз «пра») бабушкой рыб? Знакомьтесь – угорь-слизняк, или рыба-ведьма, или единственная в мире чихающая рыба, или миксина. Хотя, по сути, рыбой-то она как раз и не является, да и не похожа она совсем на рыбу – скорее, на длинного (до полуметра, а иногда и более) червя с весьма неординарной внешностью.

Миксины (Myxini) относятся к животным типа Хордовые и могут «похвастаться» наличием черепа при отсутствии позвоночника (вместо него у миксин хорда). Берут свое начало в каменноугольном периоде геологической летописи Земли, то есть существуют на планете свыше 300 миллионов лет.
Территориальные предпочтения – тропические и субтропические прибрежные воды Мирового океана с глубинами не менее 100 метров и до километрового горизонта. Активны в сумеречное и ночное время, предпочитая прятаться в светлое время суток в придонном иле или песке.
Обладают действительно неповторимой и очень непривлекательной внешностью: цвет тела в розово-серо-оливковой гамме; глаз не видно (они затянуты кожей, из-за чего зрение у миксин практически отсутствует); вертикальный рот снабжен зубами (по два ряда с каждой стороны языка); выше рта, на голове, есть единственная ноздря; вокруг рта и ноздри расположены органы осязания – «корона» из шести (восьми) коротких щупальцев-отростков; на теле совсем не видно плавников (ну и чем не червяк?). Картину довершает обилие слизи, а вот о ней – поподробнее.
Слизь у миксин – настоящий эволюционный «подарок», потому как многофункциональна. Во-первых, с ее помощью можно ускользнуть из «объятий» врага; во-вторых, умертвить подвижную жертву, забив этой слизкой массой ее жабры; и в-третьих, посредством скользкого природного покрытия прарыба способна проникать в любые труднодоступные объекты. Тело миксины – настоящий «мегазавод» по производству этого самого слизкого секрета: достаточно нескольких секунд, чтобы ведро воды превратилось в «кисель». Следует заметить, что само червеобразное создание не все время в слизневом коконе, а прибегает к его выработке только от случая к случаю, поэтому у нее за тысячи лет выработался алгоритм избавления от нее: завязываясь в узел и продвигая его движениями тела от хвоста к голове, миксина избавляется от покрытия, буквально «выкручивается». А чихая, прочищает и свою единственную ноздрю.
Перечень «необычностей» древней прарыбы будет неполным, если не упомянуть о четырех сердцах, что делает миксину крайне живучей – «выход из строя» одного из них никак не сказывается на ее самочувствии.
Угорь-слизняк питается беспозвоночными и плотью рыб, правда, в основном уже неживых, реже – больных или раненых. Забираясь внутрь объекта трапезы через ротовое или жаберное отверстие, приступает к собственно «обеду», съедая в первую очередь внутренности, а затем и мышцы жертвы. Однако рыбы-ведьмы - падальщики по сути - не брезгуют живой добычей рыбаков, попавшей в сети: в этом случае, вступая в «преступный сговор» со своими собратьями, десятками и сотнями они атакуют плененный улов. Не являясь гурманами, миксины все-таки предпочитают видеть на «своем столе» рыб семейств тресковых, сельдевых, скумбриевых и осетровых. Хотя из-за низкого метаболизма они могут долгое время совсем не питаться.
«Родителями» древние прарыбы становятся при длине тела около 25 сантиметров. Из современных почти восьми десятков видов миксин часть является гермафродитами (то есть могут выступать как в женской, так и в мужской роли, но не в обеих сразу!), а другая часть – разнополые виды. В последнем случае ихтиологи отметили очень интересное соотношение: в нерестящейся массе самцов на два порядка меньше, чем самок (примерно 1 «жених» на 100 «невест»).
Для оставления потомства рыбы-ведьмы отправляются на глубины свыше километра, где самка откладывает от полутора до трех десятков крупных (примерно двухсантиметровых), продолговатых яиц в плотной оболочке, которые наружным способом оплодотворяются самцами. Через непродолжительное время инкубации на свет появляются маленькие миксинки, которые вскоре становятся точной копией своих «родителей».
Сегодня многие ученые сосредоточены на изучении этих древних обитателей – все-таки изобретательность матушки-природы безгранична и нам еще много ее тайн предстоит постичь. Например, химическая природа слизи миксин имеет удивительное кровоостанавливающее действие, которое гораздо выше, чем у современных медицинских препаратов; эти организмы очень интересны генетикам и т.д.
Древние червеобразные прарыбы, безусловно, являются частью пищевых цепочек: с одной стороны - они выступают в качестве «утилизаторов» органических останков, а с другой – ими питаются ракообразные, ластоногие и морские птицы.
Миксины вполне съедобны, и жители некоторых восточных стран (Япония, Южная Корея, Тайвань) с удовольствием их употребляют в пищу, но основная часть населения планеты из-за неприятной внешности и способа питания все же не считает их объектом промысла и гастрономического интереса. Так что это редкий случай, когда численности столь древнего организма в современном Мировом океане ничто не угрожает.

Вернуться наверх >
 


Угорь речной, или европейский

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Можете ли вы представить себе путешественника, не знающего о границах государств, которые он пересекает, не имея никаких виз, паспортов, разрешений и прочих документов. Конечно, речь идет не о человеке (ведь все правила придуманы для нас, людей), а о рыбе, появившейся задолго до возникновения Человека разумного, и даже до того,

как материки и океаны приняли свои современные очертания. Сегодня нам предстоит знакомство с еще одной древнейшей рыбой – речь пойдет об угре речном, или европейском (Anguilla anguilla), хотя называться таковым он стал лишь после получения им систематической принадлежности в 1758 году, данной ему Карлом Линнеем. Предки угрей, согласно исследованиям палеонтологов, появились в конце Триасового – начале Юрского периода геологической летописи Земли, т. е. примерно 220 миллионов лет назад.
На самом деле история изучения экологических и биологических особенностей угрей охватывает пару тысячелетий – она начинается с наблюдений и размышлений древнегреческого философа Аристотеля и римского натуралиста Плиния Старшего по поводу появления потомства у этих рыб, а заканчивается 1920 годом, когда датский исследователь Иоганн Шмидт поставил точку в этом вопросе.
Но, обо всем по порядку. Речной, или обыкновенный, или европейский угорь – хищная рыба из семейства угрёвых, живущая в пресной воде, а на нерест уходящая в море. Известное выражение «скользкий, изворотливый как угорь» соответствует его внешним особенностям: у змееподобной рыбы с достаточно крупной и немного уплощенной головой с мелкими зубами скользкое тело с очень мелкой чешуей. Максимальная длина его порядка двух метров при весе около пяти килограммов. Спинка рыбы окрашена в серо-болотную гамму, а брюшко имеет желтоватый оттенок, который с возрастом сменяется на бело-серебристый.
Ареал обитания обширен – это водоемы и реки, омывающие Европу; наибольшая численность наблюдается в реках, впадающих в Балтийское и Средиземное море. Отдает предпочтения тихой воде, но хорошо себя чувствует и при наличии быстрого течения; в дневное время отсиживается в придонных укрытиях. В темное время суток легко (благодаря слизи) перемещается по влажной траве и почве на сотни метров, переползая из одного водоема в другой. И у нас в Аквариуме угри частенько «играют в прятки» - в момент кормления они то и дело оказываются совсем не по месту своей «прописки».
«Меню» речного угря состоит из ракообразных, моллюсков, мелкой рыбешки, личинок насекомых и червей. Иногда в этот перечень попадают земноводные и даже птенцы, хотя «деликатесом» для угря является икра и мальки рыб, особенно карпа.
В зимнее время часть угрей (в особенности, живущие в водоемах с более холодной водой) впадают в спячку, закапываясь в ил – в это время все их жизненные процессы значительно приостанавливаются и угри не питаются.
Живут рыбы примерно 15 лет, но могут прожить и дольше: пойманный маленьким в 1863 году угорь, получивший даже собственное имя Путт, прожил в шведском аквариуме целых 85 лет.
Вот теперь мы подобрались вплотную к тайне, окутывавшей европейских угрей на протяжении столетий – тайна эта касается их размножения. Все дело в том, что никто за огромный промежуток времени не смог найти ни икру, ни мальков рыб, и на долгие столетия единственное объяснение их появления на свет была теория о самозарождении. Первым, кто не побоялся высказать свое предположение о несостоятельности этой теории, был итальянский естествоиспытатель Франческо Реди – он пришел к такому умозаключению в 1684 году. Только к 1824 году, благодаря исследованиям биологов Мондини (Италия,1777 г.), Сирского (Польша, 1877 г.) и Ратке (Пруссия, 1824 г.) было точно установлено, что угри размножаются так же, как и большинство рыб – мечут икру. К тому времени многим биологам были хорошо известны молодые угри, так называемые «стеклянные» (из-за своей прозрачности), размером около 8 см – именно такая молодь заходила в реки из Средиземного моря. Пришло время ответить на вопрос: «Где нерестятся взрослые рыбы?».
Тем временем, в 1856 году, состоялось научное открытие ранее неизвестной прозрачной рыбки с листовидным плоским телом, пойманной в Мессинском проливе Средиземного моря. Ее описали, выделили в отдельный отряд (настолько она была необычна) и дали название «лептоцефал» (Leptocephalus brevirostris). У ряда ученых сразу появились сомнения, что эта особь – взрослый организм, а итальянские натуралисты Каландруччио и Грасси поставили эксперимент с выловленными в той же акватории лептоцефалами, поместив их в аквариум. Через некоторое время был получен потрясающий результат – листовидные рыбки превратились в стеклянных угрей! Казалось бы – ответ найден: угри размножаются в Средиземном море, но лишь на большой глубине. Но эти выводы были неверны.
В дальнейшем акватория исследований расширилась – ответ на интригующий вопрос искали не только в Средиземное море, но и в Атлантическом океане, где обнаруживались лептоцефалы очень маленьких размеров. И вот, в 1920 году, наступил финал – решение загадки нереста европейского угря наконец-то было найдено!
Давайте проследуем за половозрелыми рыбами. Достигая примерно 10-летнего возраста, все угри мигрируют из рек в Средиземное море, чтобы начать свой путь длиной в 8 000 километров к месту нереста, которое на самом деле является и местом появления их самих на свет – в Саргассово море Атлантического океана. Там, на глубине в 400 метров при температуре + 160С, собираются все угри нашей планеты (не только европейские, но и американские) на свой свадебный, первый и последний в их жизни, «праздник». (Угри оказались моноцикликами, т. е. организмами, размножающимися лишь один раз в жизни). Там же каждая из самочек выметывает до полумиллиона мелких икринок, из которых через некоторое время появляются на свет прозрачные личинки. Юные лептоцефалы, поднимаясь к поверхности океана, подхватываются Гольфстримом и перемещаются вместе с его теплыми водами. Малыши, подрастая, движутся к Европе на протяжении трех лет. Уже в Средиземном и северных морях мальки угря претерпевают ряд метаморфозов и превращаются в «стеклянных» угрей, которые отправляются вверх по европейским рекам.
Вот такая долгая история «одного открытия».
Редкое повествование заканчивается на радостной ноте – и в этот раз не обойтись без «ложки дегтя»: в 2008 году европейский угорь из-за стремительного снижения численности был включен в Красную книгу Международного союза охраны природы (МСОП) как вид «на грани выживания». Конечно, у этих рыб, особенно на ранних стадиях развития (икринка-личинка-молодь), много естественных врагов, но уничтожение за последние 60 лет аж 80% мировой популяции вида им все же не под силу. Думаю, что вы и сами уже догадались о причинах катастрофического сокращения численности этой загадочной и удивительной рыбы-путешественницы.

Вернуться наверх >
 


Скат Манта

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Среди обитателей царства Нептуна встречаются и карлики, и гиганты, которые могут отличаться друг от друга размерами на несколько порядков. Интересно, что как раз огромные жители океана обладают безобидным нравом и добродушием (достаточно вспомнить китовую акулу или рыбу-луну).

Сегодня мы поговорим о еще одном представителе подводного мира со спокойным характером и выдающимися размерами, самом крупном из всех своих собратьев. Знакомьтесь - скат манта или гигантский морской дьявол, относящийся к классу хрящевых рыб.
Свою систематическую принадлежность эта рыба приобрела в 1792 году – именно тогда немецкий биолог И. Вальбаум ее впервые описал, дав ей «имя» Raja birostris (в современной систематике - Manta birostris).
Среди обитателей царства Нептуна встречаются и карлики, и гиганты, которые могут отличаться друг от друга размерами на несколько порядков. Интересно, что как раз огромные жители океана обладают безобидным нравом и добродушием (достаточно вспомнить китовую акулу или рыбу-луну). Сегодня мы поговорим о еще одном представителе подводного мира со спокойным характером и выдающимися размерами, самом крупном из всех своих собратьев. Знакомьтесь - скат манта или гигантский морской дьявол, относящийся к классу хрящевых рыб.
Свою систематическую принадлежность эта рыба приобрела в 1792 году – именно тогда немецкий биолог И. Вальбаум ее впервые описал, дав ей «имя» Raja birostris (в современной систематике - Manta birostris).
У ската манты ромбовидное тело из-за сросшихся с головой грудных плавников, так что ширина превышает длину корпуса рыбы. Почему все же «дьявол»? Думается, что в первую очередь сыграли неимоверные размеры рыбы – даже не самые крупные особи имеют длину свыше двух метров при размахе «крыльев»-плавников до четырех метров. Что тогда говорить об их поистине гигантских представителях – у них расстояние от одного кончика плавника до другого превышает девять метров, а вес может достигать трех тонн! Но это еще не все «дьявольские» эволюционные приобретения – по бокам рта, слева и справа, имеются выдающиеся вперед отростки (так называемые головные плавники). Служат они исключительно мирным целям – помогают рыбе в питании: складываясь в своеобразную воронку, они направляют в рот манты поток зоопланктона, которым этот огромный хищник и питается. В свою очередь все захватываемое количество воды пропускается через цедильный аппарат, и еда отправляется к желудку, а жидкость выбрасывается (за ненадобностью) через щели жабр. Кстати, рот у манты тоже заслуживает внимания – его диаметр может доходить до одного метра, вместе с тем мелкие зубки есть только на нижней челюсти.
По бокам головы, в месте расположения глаз, есть специальные отверстия (брызгальца), подающие воду к жабрам – из-за большого количества взвеси в заглатываемых ртом объемах возникла необходимость в отдельных «водозаборах» исключительно для нужд дыхания. Сами жабры в количестве пяти пар расположены с тыльной стороны тела.
Завершает причудливое тело морского дьявола тонкий «крысиный» хвост, лишенный каких-либо зазубрин и ядовитых шипов.
Окраска рыбы вполне закономерна для пелагического обитателя – «черный верх и белый низ». Правда, нижняя сторона зачастую украшена белыми крапинами разного размера (эдакое индивидуальное отличие каждой особи). Но встречаются среди них и «негры» - по большей части или абсолютно черные, и альбиносы, то есть полностью белые.
Своим местообитанием морские дьяволы избрали теплые поверхностные воды (от 0 до 100 м) Индийского, Атлантического и Тихого океанов.
Способ размножения – яйцеживорождение; оплодотворение внутреннее. В сезон размножения (с декабря по апрель) половозрелые особи, примерно шести лет отроду (а живут манты около 20 лет), собираются в группы, чтобы совершить брачный ритуал. Каждой самке «достается» несколько партнеров, которые около получаса кружат в «танце», повторяя все движения избранницы. Вынашивание потомства длится около года, после чего рождается один «малыш» - около 10 кг веса и свыше метра в длину. Роды проходят на мелководье, где детеныши остаются на протяжении нескольких месяцев для нагула.
Манты отличаются миролюбивым и спокойным характером, любопытством и сообразительностью. Хорошая память приводит их, при необходимости, в акватории, где чистильщики - рыбы и креветки - оказывают им услуги по «санитарной обработке» от массы неприятных паразитов, гнездящихся на кожных покровах гиганта и в его огромной пасти.
В роду Манта (Manta) с совсем недавнего времени, а точнее с 2009 года, добавился еще один вид, а именно Manta alfredi. Однако если вы не биолог и не систематик, то вряд ли обнаружите разницу между этими родственными рыбами. Укажу лишь несколько совсем неочевидных отличий: новообнаруженный вид отличается чуть меньшими размерами (примерно на метр – полтора), отсутствием бугорка у основания хвоста, бледным оттенком поверхности рта и некоторой разницей форм пятен на брюшной части тела. Думаю, что не всякий специалист-ихтиолог с лету определит их видовую принадлежность: манта, она и есть - манта.
А вот с кем действительно можно перепутать манту, так это с таким же плоским и очень похожим колоссом – с мобулой. Мобула (или рогач), относится уже к другому роду – к роду Mobula, представленному девятью видами, правда в составе того же класса хрящевых рыб. Внешний вид и все черты жизнедеятельности у мобулы точно такие же, как и у манты: и ромбовидная форма тела, и способ питания, и размножение, и местообитание. Но есть и ряд заметных отличий: во-первых, расположение рта – у мобул он находится снизу головы, а околоротовые выросты меньше по размеру и не исполняют роль воронки. Во-вторых, размер такого же узкого, как у манты, хвоста все-таки больше – его длина превышает ширину тела ската, к тому же у его основания есть шип, который у рыб рода Манта отсутствует. Вот, пожалуй, и все основные отличия.
Передвигаются в толще воды все вышеперечисленные скаты очень впечатляюще – медленно размахивая своими плавниками-крыльями как птицы в замедленной съемке. И все они – большие любители выпрыгивать из воды до одного - полутора метров в высоту, зачастую с проделыванием в воздухе сальто-мортале. За взлетом, как водится, следует падение, и звук от шлепка об воду огромного тела разносится ни на одну милю. Что заставляет удивительных и милых монстров совершать эти головокружительные пируэты - пока не очень-то и понятно: то ли они так избавляются от кожных паразитов, то ли это часть общения, или это элемент ухаживания и брачного ритуала, а может и вовсе – признак прекрасного настроения и желания уподобиться птицам…
Все скаты, о которых сегодня шел разговор, никакой опасности ни для кого не представляют; разве что человек может пораниться о шероховатую чешую гигантов. Да и на самих огромных морских исполинов мало кто желает напасть.
Как не покажется это странным – в мире есть опыт содержания этих великанов в условиях неволи – такое может себе позволить лишь небольшое число крупных океанариумов. А знаменитый аквариум Тюрауми (о. Окинава, Япония) может даже похвастаться регулярным появлением на свет потомства манты!
К сожалению, за последние десятилетия популяции скатов-гигантов существенно сократились. Виной тому и увеличившийся вылов, и неблагоприятная экологическая обстановка. Чтобы не допустить исчезновения этих добродушных колоссов во многих странах вводятся запреты на вылов, на торговлю сувенирной продукцией из скатов; некоторые государства объявляют акватории, где можно увидеть этих рыб, заповедниками. В общем, прикладываются некоторые усилия для сохранения этих удивительных рыб, и будем надеяться, что очаровательными рыбами-великанами будет любоваться еще не одно поколение жителей Земли.

Вернуться наверх >
 


Голожаберные моллюски

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Природа-затейница никогда не устанет нас удивлять. Сегодня разговор пойдет об удивительных по красоте, разнообразных по форме и размерам обитателях океана – о голожаберных моллюсках (Nudibranchia). Эти древние животные, чьи предки известны палеонтологам с кембрия, состоят в родстве с множеством совсем непохожих на них, но таких симпатичных представителей всех экологических ниш:

с улитками (сухопутными, морскими и почвенными), кальмарами, осьминогами, каракатицами, гигантской тридакной, перловицей, устрицей и мидией. Хотя, по сути, голожаберные моллюски – это водные слизни, принадлежащие (согласно систематике) отряду морских брюхоногих моллюсков. У них отмечается целый ряд особенностей, отличающих их от собратьев-улиток: во-первых, у них нет раковины – правда, методами сравнительной анатомии доказано, что у их предков раковина была, но приблизительно 250 миллионов лет назад была утрачена.
Во-вторых, свое название - «голожаберные» - эти создания полностью оправдывают: их жабры в виде причудливых выростов в форме короны, или лепестков, или шариков, или игольчатых отростков располагаются на поверхности тела. В прочем, у некоторых их собратьев таких наростов нет – в этом случае дыхание осуществляется всей поверхностью тела.
В-третьих, они обладатели ряда специальных образований либо на спине, либо около ротового отверстия, «отвечающих» за вкус и обоняние, что им здорово помогает в процессах поиска или чего-нибудь съестного, или обнаружения партнера.
В-четвертых, форма тела весьма различна – от вытянуто-червеобразной до круглой, с размерами, в основном, мелкими – около пяти сантиметров. Есть, однако, среди них и настоящие гиганты, вырастающие до полуметра, а иногда и того больше.
И, в-пятых, - это невероятная расцветка, в которой используются все цвета радуги и их оттенки, при том в причудливых, порой фантастических сочетаниях. Складывается впечатление, что природа задумала украсить себя огромным (около трех тысяч видов!) количеством разнообразных и прекрасных брошей. Яркая, сочная окраска выполняет и функцию предупреждения, ведь неторопливые моллюски вооружены ядовитой слизью или стрекающими нитями.
Во всем остальном – это обычные слизни, но приспособленные жить только в соленой теплой воде. Поэтому встречаются голожаберные, как правило, среди коралловых рифов или на тропических песчаных отмелях.
Передвигаются моллюски, как и улитки, используя свою подошву-ногу: никуда не торопясь «пасутся» они на мелководье, добавляя очарования коралловому многообразию. Но есть и такие, которые позволяют себе, в отличие от своих «собратьев», парить в толще воды, выделывая настоящие акробатические пируэты.
В большинстве своем по способу питания голожаберные моллюски - животные плотоядные. Их «кулинарные предпочтения» ведут сидячий образ жизни ̶ это одиночные и колониальные формы полипов, губки и мшанки. Именно такая «диета» оказывает добрую услугу голожаберным: в своих телах они накапливают стрекательные клетки от съеденных гидроидов, которые и используют для своей защиты.
Однако у некоторых способ питание весьма оригинальный – кормясь водорослями, они встраивают под кожу часть хлоропластов. Это изменяет их окраску на изумрудно-зеленую и делает их способными к фотосинтезу.
Живут морские слизни недолго – всего около года, а некоторые и того меньше. По способу размножения – гермафродиты, то есть могут выступать как в женской, так и в мужской роли одновременно. Для оставления потомства моллюску обязательно нужен партнер, и, хотя в паре роли заранее никогда не прописаны, каждый из «брачующихся» все-таки хочет оказаться «папой» (по-видимому, чтобы не «возиться» с икринками) – ну, тут уж как повезет. Конкретного сезона размножения нет; после спаривания самка откладывает оплодотворенную икру (около двух миллионов штук), «упакованную» в ленту или спираль, которую закрепляет якорьком из слизи и песка на дне. Через непродолжительное время из икринок появляются крошечные моллюски – миниатюрные копии «родителей».
Редкие рыбы и некоторые иглокожие (например, морские звезды) умудряются все-таки «пообедать» морскими слизнями, несмотря на их ядовитость. Конечно, никакого хозяйственного значения голожаберные моллюски не имеют, но как часть экосистемы, как ее украшение – их роль сомнений не вызывает. Описать великолепие и многообразие этих медлительных и крохотных животных не получится – не хватит красочных эпитетов, поэтому вот вам мой совет – наберите в поисковике браузера «фото голожаберных моллюсков» и насладитесь неземной красотой милых жителей царства Нептуна.

Вернуться наверх >
 


Обитатели черных курильщиков

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Предыдущая статья познакомила нас с «устройством» черных курильщиков, с физическими и химическими особенностями их организации. Теперь предлагаю вашему вниманию сведения об обитателях этих невероятных геотермальных оазисов, до сих пор изумляющих своей необычностью весь ученый мир. Конечно, нам придется в самом начале вспомнить о замечательных бактериях-хемосимбиотиках, которые и обеспечивают всех жителей гидротерм питанием.

Численность их огромна, а приспособительные черты просто поражают воображение. Ну, самое главное, это их способность жить при невероятно высоких температурах – они прекрасно себя чувствуют при температурах свыше 250 градусов! Кстати, попытки снизить температуру воды в лабораторных условиях ниже 1000С привели к тому, что бактерии сначала перестали размножаться, а затем и вовсе погибли. Как выяснили ученые, у этих бактерий есть определенные приспособительные черты на уровне устройства молекул. Как удивился бы прародитель микробиологии Луи Пастер, узнав, что для умерщвления бактерий воду надо не кипятить, а, наоборот, охлаждать!
Итак, теперь нам известно, кто же производит органическое вещество в этих оазисах и кормит их обитателей. Но, как оказалось, в экосистеме курильщиков эти бактерии играют более значимую роль для других организмов, чем просто быть съеденными (например, как траву съедает кролик).
Познакомимся с удивительными обитателями сообщества гидротерм – вестиментиферами, которые относятся к морским кольчатым червям погонофорам (с древнегреческого – «бороду несущие»). Правда, находка так разительно отличалась от последних, что глубоководные «бородатые» черви после изучения биологами были выделены в отдельный класс. Первое отличие - это их гигантские размеры: белково-хитиновая трубка, в которой помещается тело червя, может достигать трехметровой длины. Из одного конца этого «домика»-трубки торчат веера, пронизанные кровеносными сосудами, от чего они окрашены в ярко-красные цвета – это орган дыхания. Противоположный конец трубки прикреплен к субстрату.
У вестиментифер отсутствует пищеварительная система, зато внутри организма сосредоточены хемобактерии-симбионты, количеством около 10 миллионов, которые преобразуют сероводород и диоксид углерода, поставляемые червем, в органическое питание для самого «хозяина».
К слову, вестиментиферы хорошо знакомы палеонтологам по находкам их трубок-домиков в залежах медных, серебряных и цинковых руд. Так что эти глубоководные черви пришли к нам из древних геологических эпох, а точнее – из раннего каменноугольного периода.
Другой, не менее уникальный и интересный обитатель экосистем курильщиков – помпейский червь (Alvinella pompejana) – также не обходится без помощи хемосинтезирующих бактерий. Сам червь держит пальму первенства среди всех термоустойчивых животных Земли – его «привычная» температура воды +800С. Ученые считают, что такое стало возможным благодаря специальному бактериальному покрову – своеобразной «шубе», создающей вокруг тела термоизоляционное покрытие.
И еще один интереснейший организм (не то краб, не то омар) в экологическом оазисе гидротерм был открыт в марте 2005 года, когда пред взором биологов предстало белое, покрытое волосками словно шерстью, создание. Этот небольшой краб в меховых «рукавичках» был назван крабом-йети. Не определив его систематической принадлежности, ученые были вынуждены "организовать" для него в классе ракообразных самостоятельное семейство Kiwaidae. Так вот, ученым удалось установить, что на ворсинках «шубки» краба-йети располагается великое множество… опять-же хемобактерий. Из самых разных гипотез «для чего же это нужно крабу», выбрали следующую: очевидно, что перед нами краб-фермер. Да-да! Йети выращивает бактерий на своих ворсинках для пропитания, а чтобы собрать на «рукавички» их как можно больше, постоянно размахивает своими клешнями. Вокруг «танцующих» крабов окружающая среда, как мы уже знаем, насыщена соединениями серы (и не только), бактерии на «шерстке» краба отлично питаются и, таким образом, кормят и самого «огородника».
К организмам оазисов гидротермальных источников, прибегающих к помощи бактерий-хемосинтетиков в части питания, можно отнести и моллюсков родов Calyptogena и Bathymodiolus – в их жабрах тоже были найдены хемосинтезирующие бактерии. Однако исследования, связанные с питанием этих крупных, до 40 см, двустворок еще продолжаются – возможно, они относятся к миксотрофам, т.е. к организмам со смешанным типом питания.
Скорее всего, это не полный перечень глубоководных обитателей гидротерм, кто вступил в симбиотические отношения с хемоавтотрофными бактериями.
Кроме симбиотрофных организмов в экологических оазисах есть еще ряд удивительных обитателей, о которых нельзя не упомянуть. Например, брюхоногий моллюск, одетый буквально в рыцарские доспехи - Сhrysomallon squamiferum. Это единственное животное на Земле, в состав скелета которого вошли соединения железа: внешний, довольно тонкий (всего 0,03 мм) слой состоит из пирита (золотистого цвета) и грейгита (черного цвета), что придает раковине удивительную окраску. Средний слой аналогичен наружному слою большинства улиток, правда, значительно толще. А внутренний слой «бронированного» моллюска состоит из разновидности карбоната кальция. Помимо этого, моллюск может «похвастаться» необычной частью своей «брони» - вся его нога увешана 5 - 8 миллиметровыми пластинками-склеритами, в состав которых тоже включены сульфиды железа. Отсюда его видовое название - squamiferum - с латыни переводится как «несущий чешую». Кстати, есть научная гипотеза (и небезосновательная), что и тут не обошлось без серобактерий – на склеритах, да и на экзоскелете этой диковинной глубоководной улитки найдены большие количества (опять же!) хемоавтотрофных бактерий, которые, как предполагается, участвуют в минерализации наружного покрытия моллюска.
Удивительную «бронированную» улитку уже внесли в международную Красную книгу из-за весьма ограниченного ареала возможного обитания – по подсчетам биологов гипотетическая площадь составляет менее 0,3 км2, а число охотников за сульфидными рудами, содержащими медь, цинк, серебро, золото, свинец, кадмий, мышьяк, серу, селен, железо, молибден, кобальт и другие элементы, ежегодно увеличивается.
Но среди обитателей термальных источников есть и такие, кто непосредственно «лакомится» бактериями – например, абсолютно слепые креветки Rimicaris hybisae. В невероятно огромных количествах – свыше двух тысяч на квадратном метре – они буквально роятся на каминных трубах курильщиков при температурах, превышающих 1400С. Все, что помогает им хоть как-то ориентироваться в кромешной темноте – это своточувствительная пластинка на спинной стороне. К слову, вид этот оказался для науки новым, и свое видовое название получил, увековечив тем самым имя собиравшего пробы прибора HyBIS.
И, конечно, на вершине пищевой пирамиды не обходится без хищников: глубоководных рыб и головоногих моллюсков – было бы очень странно, если бы вокруг таких «вкусняшек», как креветки, крабы и моллюски не нашлось бы желающих ими пообедать. Термарцессы «адские церберы» (рыбы семейства бельдюговых), глубоководные удильщики, осьминоги Grimpoteuthis и Vulcanoctopus hydrothermalis медленно и плавно инспектируют акваторию оазиса.
Представленные вашему вниманию организмы глубоководных сообществ гидротермальных источников – лишь мизерная часть обитателей черных курильщиков. Но их удивительная способность выживать в самых невероятных условиях дарит надежду на то, что жизнь на Земле – не единственная во Вселенной, и даже на планетах с экстремальными условиями мы все-таки можем рассчитывать на встречу с инопланетянами.

Вернуться наверх >
 


Черные курильщики

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Хотели ли вы побывать на других планетах, увидеть совсем иную жизнь, познакомиться с привычками и повадками инопланетян? Да и кто бы ни хотел? Самое удивительное, что для этого вам не понадобятся сверхмощные ракеты, летящие с огромной скоростью, пронизывающие пространство-время. Да и вовсе не придется покидать такую знакомую и привычную Землю – всего-то и надо опуститься в родной океан, да поглубже, где совсем недавно, даже по меркам человеческой жизни, были сделаны самые

невероятные, самые удивительные открытия тех самых сказочных и загадочных миров. Эти «инопланетные» поселения оказались прямо у нас под носом, скрытые многими километрами толщи воды – там жизнь развивается совсем по другим законам, нежели мы изучали в школе на уроках биологии. Но, давайте обо всем по порядку.
В 1977 году франко-американская экспедиция, работавшая в Тихом океане в паре сотен километров от Галапагосских островов, наткнулась на первый глубоководный оазис. Над глубинами свыше двух с половиной тысяч метров велась киносъемка с борта подводного беспилотного аппарата «Ангус» над Галапогосской трещиной между литосферными плитами. Просмотренные кадры отснятого материала вызвали множество вопросов, в связи с чем было принято решение об исследовании учеными этой территории уже с борта управляемого аппарата «Алвин». Вот именно тогда и состоялось открытие фантастического мира, расцветшего в глубинах безмолвия. Конечно, подобные находки обнаруживаются не в одночасье и базируются на данных и результатах многолетних исследований – так случилось и в этот раз.
Немного истории. Вообще, морская геология – наука достаточно молодая, ей едва полторы сотни лет. Предпосылки к открытию «черных курильщиков» зародились с момента публикации результатов кругосветного плавания 1872 – 1876 годов на судне «Челленджер», когда в донных пробах было обнаружено необъяснимое обилие железа. К вопросу об этих осадках вернулись нескоро – лишь в 1958 году исследованиями АН СССР Восточно-Тихоокеанского поднятия на дизель-электроходе «Обь» было установлено, что пробы отличаются не только высоким содержанием железа, но и марганца, свинца, меди и т.п.
Последующая отдельная экспедиция в этот район с участием американских ученых обнаружила огромные донные поля с высокими показателями тех же химических элементов. Вывод, сделанный исследователями – это не что иное, как просачивание из недр планеты компонентов магмы, обогащенных металлами.
Предпринятые в 1972 и 1975 годах на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» изыскания АН СССР подтвердили выводы американских ученых, хотя сами гидротермальные сооружения не были обнаружены.
И, наконец, исторический момент – видеокадры, снятые аппаратом «Ангус» в 1977 году с высокими трубами и кишащими рядом с ними животными. Последовавшие за тем погружения подводных аппаратов показали, что экологические оазисы располагались вблизи высоких жерл разной высоты, из которых валил, как настоящий, черный «дым», поднимаясь вверх на 200 – 300 метров со скоростью до одного метра в секунду. Этот «дым» оказался раствором, насыщенным соединениями марганца, железа, серы и другими химическими элементами, к тому же сопровождаемый выбросами сероводорода и метана. Эти подводные гейзеры, или гидротермальные источники, получили название «черных курильщиков». Условия для жизни в этой зоне – хуже не придумаешь: из-за химического «винегрета» вода абсолютно ядовита, температура выбросов – около 3500С (это при том, что температура вокруг оазисов не превышает 10С), кромешная тьма, да еще и огромное давление (к примеру, на глубине 3 км столб водной толщи давит с силой в 300 атмосфер, что обуславливает жидкое состояние воды даже при температурах свыше 3000С).
Вообще, ученые-океанологи всю глубоководную зону Мирового океана, начинающуюся с отметки в два километра и до океанического дна, называют абиссалью. Для этой области - ученые были убеждены - характерно практически полное отсутствие жизни: нет солнца – нет фотосинтеза, а, следовательно, нет и питания для глубинных обитателей. И действительно, для подавляющего большинства абиссальных территорий биомасса донных гидробионтов очень низкая и составляет менее 5 граммов на квадратный метр (отсюда название у таких областей – абиссальная пустыня). Но только не в зоне черных курильщиков - на их территории биомасса организмов доходит до 50 кг/м2! Даже в прибрежье тропиков, славящихся своей богатой и разнообразной жизнью, этот показатель в два раза меньше.
Как возникают «черные курильщики»? На дне океана между тектоническими плитами возникает крупный разлом – рифт, к поверхности которого поднимается лава, раскаленная до 1200 градусов. Разогретая и насыщенная химическими соединениями вода вырывается в виде гидротермальных источников, напоминая извержение вулкана. Из лавы огнедышащего исполина рождаются «каминные трубы» по 50 – 70 метров в высоту, нарастая с невероятной скоростью – до нескольких метров в месяц. Столб выбрасываемого из них «дыма» поднимается до высоты 200 - 300 метров, превращаясь на этой высоте в «туманную подушку» диаметром свыше километра.
Осталось выяснить, за счет чего живет и процветает глубоководный гидротермальный оазис. Из школьного курса мы знаем, как устроена жизнь на Земле – в основе пищевой пирамиды (или сети) питания лежат автотрофы, т.е. организмы, способные производить органические вещества из углекислого газа и воды, используя энергию Солнца. Но в глубоководье солнечный свет совсем не проникает, а, значит, ни о каком фотосинтезе речи быть не может. Тут как раз впору вспомнить о вскользь упомянутом в учебнике биологии еще одном способе производства органики – о хемосинтезе. Этот способ существования бактерий был открыт еще в 1887 году молодым русским ученым-микробиологом Н.С. Виноградским, выпускником Санкт-Петербургского университета, при изучении морских серобактерий. Было доказано, что эти самые бактерии создают органическое вещество из углекислого газа и водорода, используя высвобождающуюся в процессе окисления серы энергию. Или, другими словами, хемосинтез - это такой тип синтеза, при котором организмы используют для производства органического вещества энергию химических связей. Оказывается, что первым звеном пищевой цепочки гидротерм являются бактерии, представленные десятками (а по некоторым данным – сотнями и даже тысячами) видов в огромных количествах (около миллиарда в одном миллилитре воды), способных питаться не только сульфидами и сероводородом, но и двуокисью азота, соединениями аммония, водородом, и еще бог весть чем. Они-то и окисляют химические соединения, выбрасываемые черными курильщиками, а высвобождаемая энергия используется в хемосинтетических реакциях для получения первичной продукции. Вот вам и фантастическая, буквально, альтернативная жизнь, получившая даже свое название – хемобиос. Теперь, зная о возможности процветания экосистем по иным правилам, нежели на поверхности Земли, можно будет ожидать встречи с другой действительностью на далеких планетах, не располагающих ласковыми лучами их Солнц.
Так что нам известно на сегодняшний день об организмах, населяющих гидротермы? На самом деле – не так уж и мало, хотя, уверены ученые, нас ждет еще немало открытий, связанных с «черными курильщиками». Но даже те факты, которые уже известны, поражают воображение: за время исследований найдено и описано около 500 видов животных, но вот что невероятно – 97% всех обнаруженных обитателей «курильщиков» были до той поры не известны науке.
Современные гидробиологические исследования выявили свыше 150 экологических термальных оазисов во всех океанах. Правда, их население качественно отличается друг от друга по причине их полной изоляции, хотя принцип организации их один и тот же.
Надеюсь, все вышесказанное пробудило ваш интерес к «инопланетянам», населяющим гидротермальные «оазисы жизни». Знакомство с ними еще впереди.

Вернуться наверх >
 


Симбиоз

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

«Ты – мне, я – тебе», или Тайны подводной дружбы
Ни один организм на планете не живет сам по себе, без связи с другими организмами, и с этим трудно поспорить. Понятие «симбиоз» (в переводе с греческого языка — «совместная жизнь») стали использовать с конца XIX века, когда открыли симбиотическую природу лишайников (1866 г.).На тот момент ученые считали, что такое сожительство различных по природе организмов явление достаточно

редкое, но уже в начале XX века их взгляды кардинально изменились – было описано множество примеров по межвидовому взаимодействию бионтов. Биологам стало очевидным, что симбиоз играет бóльшую роль для всего живого на планете, чем считалось ранее – если одному организму недостает каких-либо компонентов или возможностей, то таковые могут быть в доступности или избытке у другого.
Еще недавно под понятие «симбиоз» подпадали только взаимовыгодные для обеих сторон отношения. Современная экология рассматривает это понятие гораздо шире – любое взаимодействие между сосуществующими популяциями трактуется как симбиотическое, причем, независимо от их взаимополезности, или вреда, или не оказывающего никакого влияния друг на друга.
Выделяют пять основных симбиотических форм: мутуализм, комменсализм, хищничество, паразитизм и аменсализм. И если в первых четырех случаях взаимодействия в выигрыше либо оба организма, либо хотя бы один, то последний – аменсализм – самый «грустный». Аменсализмом называются такие взаимоотношения, при которых одной стороне наносится вред, а другой – «ни холодно, ни жарко», она не получает и ни вреда, и не пользы. Примером может служить рыба-кузовок – ее кожа выделяет в окружающую воду яд острацитоксин, который, распространяясь вокруг самой «отравительницы», воздействует на дыхательную систему «соседей» вплоть до их гибели. Сам кузовок-коробка при этом нисколько не страдает.
Самая «радостная» форма симбиоза – мутуализм или взаимовыгодное сожительство. Сотню лет назад понятием «симбиоз» именно такое взаимодействие и описывали. Другими словами - «ты – мне, я – тебе». Конечно, такие отношения – не результат долгих «раздумий» на тему «как бы мне найти партнера для лучшей жизни?», и, определенно, компаньоны не знают, что они вообще кому-либо помогают. Но так уж распорядилась матушка-природа в «лице» эволюции, помогая выжить организмам любым способом.
Наиболее необычные примеры мутуализма – это союз растения и животного, когда даже невозможно определить к какому царству относится такой организм. Вот, например, удивительный симбиоз плоского червя турбеллярии конволюты, у которого вообще нет ни рта, ни пищеварительной системы, и зеленой одноклеточной водоросли зоохлореллы. А зачем червю «квартирант»? Чтобы питаться за счет зеленого сожителя – водоросли, которая посредством фотосинтеза обеспечивает червя питанием, а сама целиком и полностью зависит от него и, буквально, жить без него не может – после гибели червя погибают и водоросли. И, как ни странно, турбеллярии, будучи по природе бесцветными и прозрачными, но ставшие абсолютно зелеными от сожительствующих с ними водорослей, на протяжении всего дня неподвижно принимают солнечные ванны, тем самым обеспечивая зоохлорелл энергией солнца, а себя – питанием.
Приведем еще один пример мутуализма – взаимовыгодные отношения между актиниями и рыбками-клоунами. Это удивительное по красоте зрелище, когда стайка ярких коралловых клоунов буквально купается в переплетении огромного множества щупалец анемона, смертельно опасных для многих обитателей рифа своими смертоносными стрекательными клетками. Рыбы-клоуны, чтобы не быть ужаленными актиниями, выработали способность покрываться достаточно плотным слоем слизи, что делает их неуязвимыми для нервно-паралитического яда морского «цветка». Такие отношения, очевидно, взаимовыгодны – клоуны защищены от нападения хищников, при этом еще и могут подбирать «крошки» со стола актинии. И наоборот, рыбки-клоуны даже близко не подпускают к анемонам рыб, желающих полакомиться их щупальцами, да и сами актинии успешно питаются органическими отходами рыб-сожителей. Таких примеров можно привести еще огромное множество.
Не менее многочисленны в природе взаимосвязи, называемые комменсализмом. Это своего рода такая односторонняя «дружба», когда один организм использует другой или в качестве жилья, или в качестве «извозчика», или как «скатерть-самобранку», но при этом другой организм даже не в курсе своей «благотворительности» и ему ни коим образом не причиняется ущерб. Экологи выделяют две основные формы подобных отношений: квартиранство и нахлебничество.
Квартиранство, что понятно даже из названия – такие взаимоотношения, когда один объект использует другой в качестве жилья или убежища. Таких примеров немало в морской среде: например, среди опасных щупалец черноморской медузы-корнерота находят спасение от нападения крупных рыб мальки ставриды, и с таким же успехом прячется под куполом медузы цианеи молодь трески, превращая ядовитого кишечнополостного хищника в безопасные «ясли».
Другое проявление комменсализма – нахлебничество. Суть подобных отношений тоже понятна из названия – один вид, поселяясь рядом с другим (а иногда и на нем), питается тем, что «упадет со стола» хозяина. Таковы отношения, например, между рыбами-лоцманами и акулами – десятки лоцманов лакомятся остатками трапезы акулы, хотя последние, скорее всего, даже не замечают свой полосатый эскорт и никак на него не реагируют.
Понятие «хищничество» нам хорошо известно с детства, т. е. это такие отношения, когда представители одного вида охотятся на особей другого вида для обеспечения себя пропитанием. Различаются у хищников океанов лишь методы охоты: одни неподвижно поджидают свою добычу в засаде, используя покровительственную окраску или зарывшись в песок, гальку или ил. Это - хищники-засадники, например, рыба-камень, скорпена, мурена, или вовсе неподвижные или малоактивные обитатели – актиния, медуза цианея и пр. Противоположная стратегия у хищников-преследователей – это способность развивать очень большие скорости. Так охотится рыба-меч, акула мако, барракуда и многие другие.
Ну и последние взаимоотношения между видами - паразитизм. Думается, что с понятием «паразит» все так или иначе знакомы и вряд-ли хоть кто-нибудь не представляет себе, о каких отношениях идет речь. По определению В. А. Догеля, основоположника экологической паразитологии, паразитизм – это такая форма отношений между видами, при которых один организм живет и питается за счет другого живого организма.
Как пример любого паразитизма на память сразу приходят гельминты – паразитические черви, поселяющиеся в организме хозяина. Морская рыба тоже не исключение - в минтае, например, можно встретить китайскую и сибирскую двуустку, широкого лентеца, а в красной рыбе - горбуше, семге, кете - обнаруживаются широкий лентец, круглые черви, двуустка кошачья и другие.
Но самым необычным, самым «паразитическим» паразитом, на мой взгляд, является самец удильщика, который паразитирует – та-дам! – на теле самки, то есть на самке своего же вида! Правда, такой пример «самцового» паразитизма даже для всех животных Земли – исключение, и замечен он лишь у четырех семейств удильщиков из одиннадцати.
Самки этих глубоководных рыб имеют внушительные размеры – они могут дорастать даже до двух метров, в то время как самцы - настоящие «коротышки», не более десятка сантиметров в длину. Мужской пол удильщиков обладает замечательными органами чувств: с помощью обоняния по феромонам самок самцы их легко находят, а чтобы не «промахнуться» и обнаружить «даму» своего вида, они используют уже зрение, «приглядываясь» к вспышкам и форме удочки. Найдя «свою» самку будущий паразит вцепляется в ее тело. Очень скоро он прирастает к женской особи, теряя многие свои органы – глаза, челюсти, язык и даже желудок! Теперь он становится просто частью, придатком самочки, а подпитывается через сросшуюся с «донором» кровеносную систему. С этого времени его единственная обязанность – оплодотворение икры. Как правило, таких «паразитов» на теле избранницы не один, а несколько.
Мы рассмотрели далеко не все формы отношений между животными в подводном мире, где проживает огромное множество существ, и никто из них не живет изолированно. Представлена лишь часть сложнейшей сети взаимосвязей между организмами, а ведь именно она стоит на страже устойчивости морских экосистем.

Вернуться наверх >
 


Голотурия (Морской огурец)

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Кого только не найдешь в морских глубинах – и рыбу-крокодила, и рыбу-камень, и морских коров, драконов, бабочек, лилий, и даже огурцов! Последние из этого перечня относятся к типу иглокожих - донных свободноживущих (как исключение – сидячих) животных с различными кулинарными пристрастиями, предпочитающих исключительно соленую воду и не ограниченных глубинами.

Таковых насчитывается порядка 7 тыс. видов, а вымерших видов больше вдвойне. Современные иглокожие представлены морскими ежами, морскими звездами, морскими лилиями, офиурами (или змеехвостками) и морскими огурцами. Расцвет представителей этого типа начался в раннем кембрии, т.е. свыше полумиллиарда лет назад.
Иглокожие могут быть самых разных размеров – от нескольких миллиметров до пары метров, а ведь их предки могли дорастать даже до 20- метровой длины. К тому же, иглокожие здорово отличаются друг от друга своей формой: звездчатая (пяти- или многоконечная) - у морских звезд и змеехвосток, шарообразная – у морских ежей, червеобразная (реже – бочонковидная) – у голотурий, а у морских лилий – форма расцветшего одноименного цветка.
Из всех иглокожих, на мой взгляд, самыми необычными являются морские огурцы, или кубышки, или голотурии (а если съедобные, то – трепанги). Конечно, свои названия это создание получило не зря – если прикоснуться к животному, больше напоминающего червя, то тело его сжимается и становится похожим на старинный пузатый сосуд с широкими боками, или на огурец. При первом знакомстве внешний вид кубышки восторга не вызывает - «гусеница» с мягким телом может быть коричневато-зеленого, серо-черного или красно-коричневого цвета при длине тела от нескольких сантиметров до метра и более, а один вид (Synapta maculata) может достигать длины в целых 5 метров. Сегодня в Мировом океане насчитывается более тысячи видов этих беспозвоночных, обнаружить которых можно от приповерхностных вод до глубин свыше двух километров, и от самого прибрежья до открытых частей океанов. Правда, наиболее многочисленны они, все-таки, на коралловых тропических рифах.
Эти неповоротливые «огурцы» передвигаются очень медленно благодаря сокращению-растяжению своего тела, а некоторые для «ходьбы» используют ножки, которые заканчиваются присосками и расположены на брюшке. У обитателей глубоководья последние вырастают очень длинными и напоминают ходули. Хотя в большинстве случаев голотурии ведут донный «ленивый» образ жизни и просто лежат на одном боку, приподняв ротовой (передний) конец.
Питаются морские огурцы или органическими частичками и планктонными организмами, извлекаемыми при прохождении ила через пищеварительный канал, или отфильтрованными околоротовыми щупальцами органическими питательными частичками, используя клейкую слизь. Далее пища попадает в кишечник, который соединяет ротовое отверстие с анальным.
Многие организмы с радостью бы «пообедали» таким малоподвижным обитателем, если бы не парочка очень эффективных (и эффектных!) трюков кубышек. Во-первых, морской огурец, чтобы отвлечь нападающего, может буквально «вывернуться на изнанку» и выбросить все свои внутренности через анальное отверстие – пока в этом выбросе хищник пытается найти что-то «вкусненькое», у голотурии есть время спастись. И хоть это и кажется невероятным, но все потерянные таким образом органы в течение непродолжительного времени восстанавливаются. Во-вторых, некоторые из кубышек могут напугать и опутать нападающего, выпуская клейкую нитевидную субстанцию, содержащую токсины.
Способ дыхания у морских огурцов тоже весьма необычен – дышат голотурии с помощью водных легких. Такие «легкие» представляют собой отходящие от клоаки мешки, которые сначала заполняются водой, после чего последняя с силой выталкивается за пределы тела.
Живут голотурии от 5 до 10 лет, к третьему году жизни становясь половозрелыми. Большинство видов кубышек используют «метод» наружного оплодотворения. Правда, среди них есть и такие, которые отлавливают «руками»-щупальцами и «усаживают» себе на спину оплодотворенные яйца, а у других видов зародыши развиваются прямо в полости тела. Морские огурцы очень плодовиты – за год одна самка может выметывать около пяти десятков миллионов икринок. Для морских огурцов свойственно развитие с превращением – из яиц появляются свободно плавающие личинки, которые вскоре претерпевают две последовательные стадии метаморфоза. Через два года, дорастая примерно до 10 см, подросшая молодь становится похожей на своих родителей.
Часть голотурий – промысловые съедобные морские огурцы и имеют свое собственное название: трепанги. Распространены животные достаточно локально – от Курил до Гонконга. Их промысел, в основном, приходится на страны Юго-Восточной Азии. На территории России дальневосточного трепанга добывают в Приморском крае. Самые большие скопления обнаруживаются в заливе Петра Великого, акватория которого для морских огурцов наиболее благоприятна - летом температура воды около +250С, в связи с чем наблюдается бурное развитие одноклеточных водорослей, которые позже отмирают, обеспечивая тем самым трепангов обильным питанием.
Съедобные кубышки и их удивительные целебные свойства знакомы человечеству с давних времен – власть имущие и богатые особы, потребляя трепангов, восстанавливали и улучшали здоровье, омолаживались и даже продлевали свой век. Не зря современные жители стран Востока называют трепанга «морским женьшенем» - он содержит целый ряд биологически активных соединений и химических веществ, с помощью которых можно благополучно лечить (и вылечить!) целый ряд недугов.
Съедобные морские огурцы с давних времен и по настоящее время с успехом используются в кулинарии - из трепангов готовят различные блюда, их употребляют и сушеными, и тушеными, и маринованными.
За последнее столетие численность голотурий заметно упала – к сожалению, в естественной среде из-за непомерного вылова и браконьерского промысла популяция оказалась на грани исчезновения. Издан закон, который запрещает вылов трепангов во время их нереста – с июня по сентябрь. Теперь съедобных голотурий выращивают на специализированных аквафермах.

Вернуться наверх >
 


Мечехвост

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Все, кто когда-либо изучал зоологию, несомненно, помнят о самой многочисленной группе животных на Земле – о членистоногих. Тип включает в себя следующие подтипы: Трахейнодышащие (насекомые и многоножки), Жабродышащие (ракообразные), Хелицеровые (паукообразные и меростомовые) и Трилобиты (вымершие).

Число видов современных членистоногих огромно – из всех видов животных на представителей этого типа приходится порядка 70% от всех видов земной живности. У всех существ этой группы есть определенные особенности – это хитиновый наружный скелет и разделенное на сегменты тело с парными конечностями, состоящими из члеников, а еще - рост организмов сопровождается линькой из-за нерастяжимости наружного покрова.
У членистоногих отличная способность к адаптации, и именно поэтому их можно встретить практически во всех местах обитания – и высоко в горах, и на дне Марианской впадины.
На мой взгляд, наибольший интерес из перечисленных классов членистоногих вызывают меростомовые из подтипа хелицеровые. Почему? Хотя бы потому, что с насекомыми, ракообразными, паукообразными и даже с многоножками современный человек более или менее все-таки знаком, а кто такие «меростомовые» (хотя понятно, что они со всеми вышеперечисленными животными в родстве), и что в них такого необычного, сразу и не сообразить. Поэтому предлагаю разобраться во всех их особенностях и странностях.
И так, меростомовые - самая древняя группа водных хелицеровых с жаберным дыханием, чьи ископаемые останки обнаруживаются с кембрия. К ним относились самые крупные из членистоногих, уже вымершие более четверти миллиарда лет назад, изредка выходившие на сушу ракоскорпионы, населявшие не только соленые, но и пресные водоемы. В палеозойских морях они проявляли себя как одни из самых опасных хищников. На берегу же эти громоздкие животные были медлительны и неуклюжи. Палеонтологам удалось обнаружить их окаменевшие следы и костные останки в раннекаменноугольных отложениях Шотландии. К сожалению, до тех времен, когда наземные животные будут хорошо чувствовать себя на земле, прыгать и бегать, ракоскорпионы не доживут…
А вот их современники и родственники – мечехвосты – дожили до настоящего времени, и в океане XXI века представлены даже четырьмя видами (правда, отличия между видов очевидны только опытным специалистам). Судя по окаменелостям, обнаруженным в отложениях Юрского и Триасового периодов, эти древние обитатели были представлены семью десятками видов и за время своего существования (а это свыше 350 млн. лет!) практически не изменились. Ученые-биологи считают их тупиковой ветвью эволюции – науке не известны качественно изменившиеся потомки древних мечехвостов.
Где в наше время можно встретить этих реликтов? «Ограничителями» в расселении мечехвостов – существ весьма теплолюбивых – выступает не только, и даже не столько температурный диапазон воды (от +200С до +250С), сколько привязанность к мелководью. Поэтому встреча с ними возможна в шельфовых зонах Северной Америки со стороны Атлантики и в прибрежных районах Юго-Восточной Азии.
Мечехвосты имеют забавный внешний вид - из перевернутого блюдца-панциря торчит острый хвост, похожий одновременно и на иглу, и на меч (отсюда название этого странного на вид существа). На головогруди имеется 2 пары глаз – одни впереди, посаженные очень близко друг к другу, другая пара – по бокам. В длину мечехвосты бывают от полуметра до метра при диаметре панциря около 30 сантиметров. Все 6 пар конечностей, расположенных под панцирем, применяются: в случае передвижения по суше, при плавании (в перевернутом виде - брюшком кверху), для измельчения и удержания добычи.
Все свое свободное время мечехвосты проводят в поисках пищи – моллюсков и червей – ползая по песку или в иле, не брезгуют они и падалью. При необходимости способны зарываться в песок, подкапывая его передней частью панциря.
Когда наступает время размножения, примерно на десятом году жизни (а живут они около 20 лет), огромное множество мечехвостов выбирается на песчаный берег. Самки выкапывают в приливной зоне углубления, куда и выметывают мелкую (2 – 4 мм в диаметре) зеленоватую икру, количеством около тысячи штук. Самцы ее оплодотворяют, и далее, примерно 1,5 месяца, икра инкубируется без присутствия «родителей». Сначала из икринок появляются малыши-личинки около 5 мм в диаметре, и через неделю, после первой линьки, становятся похожими на своих предков, только очень маленьких. На протяжении своей жизни мечехвостики полиняют еще порядка 20 раз, с каждым разом становясь все крупнее.
Для людей мечехвосты опасности не представляют, кроме тех случаев, когда человек наступает на животное – можно пораниться, а еще в хвосте реликта содержится яд – он хоть и не смертелен, но аллергическую реакцию вызвать может.
Для мечехвостов ситуация с точностью до наоборот – велика опасность быть истребленными человеком. И тому существует множество предпосылок. В XX веке этих неповоротливых и никуда не убегающих древних животных тысячами собирали в момент размножения и использовали, перемалывая, как удобрение и корм для скота. Вылавливали их и из-за экзотического внешнего вида – на сувениры. В некоторых восточных странах мясо мечехвостов употребляют в пищу. Но и этот перечень еще не полный. Множество мечехвостов служат донорами гемолимфы (их крови), которая идет на приготовление реактивов для использования в медицинских целях, например, для проверки чистоты медикаментов. И только тогда, когда численность реликтов сократилась в сотни раз и мечехвосты оказались на грани исчезновения, человек решил остановиться. Какая ирония! То, что не под силу оказалось природе за миллионы лет, человеку почти удалось сделать за пару столетий…

Вернуться наверх >
 


Арктическая цианея

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Хотите узнать о животных, появившихся на нашей планете почти за 100 млн. лет до первых древних акул и более чем за 300 млн. до динозавров? Знакомьтесь - медузы, одни из самых сказочных и удивительных созданий, наполняющих и украшающих Мировой океан.
Как же смогли определить, что предки современных медуз возникли в океане в столь ранние геологические времена?

Все просто – едва заметный отпечаток древней медузы-прародительницы, чей возраст был определен в полмиллиарда лет, открылся палеонтологам на побережье Белого моря. Известно, что медузы относятся к группе многоклеточных беспозвоночных животных, так что эта находка «исправила» дату возникновения кишечнополостных в океане, прибавив 20 млн. лет к ранее считавшемуся возрасту. И такая находка не единична – в пустынной Долине Смерти (США, штат Калифорния) группе археологов повезло, и они обнаружили окаменевшие останки древних медуз. Таковые же окаменелости, чей возраст был определен в 540 млн. лет (начало кембрия), были найдены и в Австралии.
Химический состав современных медуз такой же, как и у их предков: свыше 95% приходится на воду, остальное – это соли (примерно 3%) и около 2% белка.
Устроены медузы незатейливо: желеобразное тело, переходящее в жалящие ловчие конечности – щупальца, между ним под «зонтиком» - рот. Пищей этим древним кишечнополостным служат мелкие ракообразные и икра рыб, входящие в состав планктона.
Медузы – обладатели «реактивных двигателей», что позволяет им плыть против течения. Хотя, как правило, они предпочитают путешествовать по воле волн и тех же течений, сохраняя равновесие благодаря специальным отсекам-камерам в их куполе.
Природа не наградила медуз никакими органами дыхания, поэтому они дышат всей поверхностью тела.
Как и все организмы, медузы имеют свои экологические «предпочтения»: кто-то – любитель теплых вод, другие же предпочитают температуру пониже, попрохладней; кто-то «облюбовал» поверхностные воды, а их собратья, наоборот, - жители глубоководья, чье погружение может доходить до экстремальных 10 км.
Настало время перейти к знакомству с «главной героиней» - арктической цианеей или «львиной гривой», которая считается самой большой медузой подводного царства, и по праву – диаметр ее зонтика иногда превышает 2,5 м, при этом длина щупалец может составлять 36 м, что сравнимо с высотой двенадцатиэтажного здания! Правда, не все ее собратья-цианеи такие гиганты – «рядовые» ее родственники гораздо меньше: диаметр зонтика колеблется 30 до 80 см.
Согласно систематическому положению арктическая цианея (Cyanea capillata) относится к виду сцифоидных или сцифомедузам (Scyphozoa) из отряда дискомедуз (Semaeostomeae).
Для сцифоидных характерен метаморфоз: на ранней жизненной стадии (бесполой) медузы представлены свободно плавающими личинками, прикрепляющимися через некоторое время к субстрату. Таким образом, личинки становятся полипами, которые активно питаются и быстро растут. После непродолжительного времени от них отпочковываются полупрозрачные звездочки, которые в будущем превратятся в собственно медуз (половая стадия).
У «львиной гривы» есть еще несколько названий, появившиеся при переводе с различных языков - «волосистая цианея» и «синие волосы». Ассоциацию с «гривой» или с копной волос вызывает скопление полутора тысяч щупалец у медузы под зонтиком, который разделен на 8 секторов.
На протяжении жизни цвет «наряда» цианеи меняется, переходя от оттенков желтого спектра в молодости к фиолетовым тонам во взрослом состоянии через розовую, красную, бордовую окраску. Взрослые экземпляры выглядят очень колоритно – купол по центру желтый, в то время как края имеют красный оттенок. Расцвечивание свойственно и щупальцам «львиной гривы».
Северные моря Атлантического и Тихого океанов – излюбленные места обитания полярной цианеи. Там, на небольших глубинах, она «парит» в толще воды, расправив свою «гриву».
Как все кишечнополостные, цианея – хищник. Для своей охоты она использует расположенные на поверхности щупалец стрекательные клетки, вырабатывающие сильнодействующий яд нервно-паралитического действия. С его помощью медуза убивает своих жертв, если они небольшого размера, а если попадается объект покрупнее, то парализует. Кстати, на «обед» цианее может попасться любой морской обитатель, не брезгует она и своими сородичами-медузами.
Если встреча с «львиной гривой» морским обитателям несет гибель, то человеку, к счастью, это не грозит – лишь немногие почувствуют дискомфорт и небольшое жжение от прикосновений ее щупалец. На месте контакта может возникнуть едва заметное покраснение, а большая часть «счастливчиков» и вовсе ничего не заметит.
Продолжительность жизни «львиной гривы», в основном, длится от 6 до 9 месяцев, иногда они могут доживать до 3 лет.
У цианеи немного естественных врагов, самый «злейший» из них – морская черепаха; кроме нее медузе могут угрожать ее же сородичи-медузы, крупная рыба и морские птицы.
Оказывается, что есть единичный опыт содержания арктической цианеи в неволе – в крупнейшем океанариуме «Deep» (г. Халл, Англия) обитает экземпляр, выловленный вблизи Йоркшира.
Международный союз охраны природы не оценил еще численность популяции цианеи, и считается, что этому виду ничего не угрожает. Но, очевидно, что человеческая беспечность (океанический мусор, разливы нефти и т.д.) может быть смертельно-опасной для всех морских обитателей, и для «львиной гривы» в том числе.

Вернуться наверх >
 


Наутилус

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Головоногие моллюски (Cephalopoda) – весьма многочисленные в современном океане беспозвоночные животные, а в древних морях раннего палеозоя и большей части мезозоя их численность была выше практически на порядок - они главенствовали в экосистемах тех далеких эпох.

Ископаемые останки головоногих успешно используются палеонтологами для определения относительного геологического возраста осадочных пород. В современном океане встречаются представители двух подклассов головоногих: первый, наиболее прогрессивный и процветающий – подкласс Колеоидеи, в состав которого входят кальмары, каракатицы и осьминоги, и второй подкласс, ископаемый - наутилоидеи, включающий в себя наутилусов (перевод с латыни – «кораблик»).
Именно о наутилусах, древних обитателях Земли, моллюсках-реликтах с наружной раковиной, переживших многие эпохи, сегодня и пойдет речь.
Наутилус помпилиус - самый многочисленный вид рода Наутилус. Первые их древние собратья, явившиеся к нам из далекого кембрия (около полумиллиарда лет назад), достигли своего расцвета в палеозое (спустя, примерно, 250 миллионов лет). Представители этих древних головоногих обладали колоссальными размерами: 3,5 м против 25 см у нынешних их потомков.
Современные наутилусы облюбовали теплые воды Индийского и Тихого океанов, где встречаются от самой поверхности до глубин свыше полукилометра; совершенно не выносят пресной воды.
Невероятные по внешнему виду раковины наутилусов были известны еще в Древней Греции, но «хозяин» раковины был покрыт завесой тайны вплоть до 1892 года. Именно в этом году зоологу и палеонтологу Ричарду Оуэну по его просьбе доставили из Тихого океана живого наутилуса. Пытливый ученый немедленно приступил к его изучению и выяснил, что наутилус – это не кто иной, как моллюск с множеством рук, тело которого упрятано в весьма примечательную раковину.
Спиральный «домик» моллюска состоит из 38 камер и «построен» по сложному математическому принципу (закон логарифмической прогрессии). Все камеры, кроме последней и самой большой, где размещается тело наутилуса с девятью десятками «ног», соединяются через отверстия между собой сифоном. Посредством работы последнего раковина выполняет разные функции – при поступлении в камеры через сифон газов и наполнении им раковины, «кораблик» получает положительную плавучесть и легко всплывает. И наоборот, при откачке газов тем же путем «домик» моллюска приобретает отрицательную плавучесть и моллюск погружается в толщу океана.
Интересно, что двигается наутилус «в слепую», задом наперед, не видя и не представляя препятствий, которые могут оказаться на его пути.
Раковина наутилуса двухслойная: верхний (наружный) слой – фарфоровидный – действительно напоминает хрупкий фарфор, а внутренний, с перламутровым блеском – перламутровый. «Домик» наутилуса растет вместе с хозяином, который перемещается по мере роста раковины в камеру попросторней.
Пустое жилище моллюска после его гибели можно встретить далеко от его места обитания – после гибели «хозяина» их раковины остаются на плаву и перемещаются по воле волн, ветров и течений.
Наутилусы предпочитают «парить» в толще тихих вод, а по дну перемещаются небольшими группами, используя множество своих «рук». Применяя свое острое обоняние (глаза-то у наутилусов очень примитивные) и челюсти, похожие на клюв, «кораблики» охотятся, в основном ночью, на мелкую рыбешку и ракообразных.
И еще одно удивительное качество этих древних обитателей Земли – у них потрясающая регенерация: буквально через несколько часов раны на их телах затягиваются, а в случае потери щупальца быстро отрастает новое.
Наутилусы – раздельнополые животные. Когда приходит время, будущие «родители» отправляются на двухсотметровую глубину где-нибудь в хорошо прогретой акватории. Самка, после оплодотворения, приклеивает крупные, до 4 см в диаметре, яйца к подводным выступам. Примерно через год из яиц появляются на свет маленькие копии «родителей» с длиной тела не более 3 см и всего лишь одной камерой. К слову, установлено, что наутилусы могут жить больше 17 лет – а это гораздо больше, чем их «соплеменники»-головоногие моллюски.
Как и все его «собратья», «кораблик» очень привлекателен в качестве добычи для хищников. Однако, благодаря его природной осторожности и великолепному чувству опасности, у него очень мало естественных врагов. К таковым в подводном мире в первую очередь относится его «собрат»-осьминог. Ну и, конечно, человек – «ценитель» прекрасного. На протяжении веков красота и необычность раковин наутилусов были причинами их хищнического вылова – из «домиков» моллюсков изготавливали всевозможные чаши и кубки, применяли в ювелирном искусстве. Помимо эстетической «любви» к наутилусам, человек испытывает «любовь» и гастрономическую – многие гурманы и фанаты морепродуктов желают отведать такой деликатес.
Сегодня о популяции наутилусов мало что известно. В связи с глубоководным «проживанием» и по ряду технических трудностей их численность не подсчитана исследователями, хотя наблюдения показывают, что количество наутилусов все-таки из года в год уменьшается. Обнадеживает тот факт, что вид не занесен в Красную книгу, а значит, моллюск хорошо себя чувствует и продолжает оставлять плодовитое потомство.
Несколько слов о ближайшем «родственнике» наутилуса, который «всплыл» в научном мире и был впервые описан лишь в 1990 году – до этого считалось, что до нашего времени дожил только один род, обладающий наружной раковиной. Систематический род находки - Allonautilus (т.е. «другой наутилус»). В этом роду лишь два вида, один из них получил название «мохнатый наутилус» за уникальное покрытие своей раковины желтоватым «мехом». Возможность знакомства с аллонаутилусом была предоставлена биологам еще в 1786 году, когда ученые ошибочно отнесли найденную необычную раковину к наутилусам. Не смутил специалистов тот факт, что находка имела целый ряд отличий от известных уже раковин «корабликов». Ошибку исправили только спустя 2 столетия (в 1984 году), когда приступили к изучению аллонаутилуса, доставленного ученым живым. Надо отметить, что исследование затянулось на целое десятилетие, в результате которого были установлены множественные отличия от «корабликов» рода Наутилус.
Представленные вниманию загадочные древние обитатели океанов до сих пор окутаны тайнами, и особенно интересны натуралистам своим неизменным состоянием на протяжении многих миллионов лет – наверняка они могут многое поведать о далеком прошлом. Человечество обязано приложить все усилия, чтобы сохранить наутилусов на планете.

Вернуться наверх >
 


Латимерия

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Кому бы из нас не хотелось прокатиться на Машине времени в прошлое, посмотреть, как выглядела Земля задолго до появления людей, «нырнуть» в глубины древнего океана, увидеть какие «красавицы» и «чудовища» его населяли? Как ни странно, но у нас есть возможность вернуться ни много ни мало на 400 миллионов лет назад, когда в океане господствовали кистеперые рыбы, архаичные останки которых находят во всех пресных и соленых водах Земли.

Для этого достаточно познакомиться с живым ископаемым – ныне живущей рыбой латимерией (семейство латимериевых отряда целакантообразных). Кстати, ближайший палеонтологический родственник латимерии макропома (Macropoma) вымерла уже как 70 миллионов лет, да и латимерия считалась вымершей примерно в то же время.

Однако произошло невероятное «воскрешение» древнего монстра, который, как считают ученые, и стал «родоначальником» первых земноводных в далеком пермском периоде.

Это фантастическое возрождение произошло благодаря энтузиазму директора естественнонаучного музея в Ист-Лондоне мисс Марджори Кортенэ-Латимер в далеком 1938 году. Благодаря ее многочисленным контактам с капитанами рыболовецких траулеров, экспозиция музея успешно пополнялась – о любом причудливом выловленном обитателе тот час же сообщали мисс Латимер.

И вот, 22 декабря 1938 г. в сети одного из траулеров попалась странная рыбина - крупная, примерно в полтора метра, с необычной чешуей, зубатой пастью, странной серовато-синей окраски. Вызывали удивление в ее внешнем виде своеобразные плавники, похожие на лопатки, и странной формы хвост. Казалось, что перед рыбаками скорее не рыба, а редкая ящерица.

Мисс Латимер, не обладающая глубокими ихтиологическими познаниями, не смогла установить вид диковинной находки. Поразмыслив, она приняла решение обратиться к Джеймсу Леонарду Брайли Смиту из университета в Греймстауне, страстно увлеченного ихтиологией. Увидев сначала зарисовки, а затем и чучело пойманной рыбы, изучив несколько чешуек странного монстра, профессор Смит с удивлением установил, что выловленный экземпляр никто иной как вымерший еще до динозавров, целакант.

Профессора долгое время мучили сомнения – смущали размеры выловленной рыбы. Пойманная особь была почти в 5 раз длиннее: полтора метра против 20 – 30 см ископаемых, известных науке, целакантов.
В благодарность за усердие, какое мисс Латимер приложила к сохранению и определению диковинного монстра, доктор Смит дал рыбине родовое название «латимерия».

С этого момента для всего мирового сообщества ученых была поставлена задача – найти живых собратьев этой рыбы, изучить их повадки и внутреннее строение. И поиски начались!

Многие годы попытки выловить еще хотя бы одного сородича целаканта не приносили успеха. Чтобы расширить поиски и не пропустить ни одной находки профессор Смит распространял по всему побережью Восточной Африки рисунок древней рыбы с текстом на нескольких языках. При этом вылов монстра давал право рыбаку на получение значительного вознаграждения.

Наконец, в 1852 году, поиски увенчались успехом – был выловлен второй экземпляр. Настораживало ученых то, что он несколько отличался от первого – у него не было спинного плавника, но, бесспорно, он тоже принадлежал роду латимерия. Мало того, группе биологов, проводивших исследования на островах Коморро, удалось разузнать о более чем двух сотнях случаях поимки латимерий – мясо этих рыб не употребляется в пищу и поэтому никто большого значения их вылову не предавал.

Шли десятилетия, и завеса тайны о жизнедеятельности этих ископаемых обитателях океана стала потихоньку приоткрываться. Ученые узнали, что эти рыбы – медлительные существа, активные в ночное время и предпочитающие отдыхать днем, прячась небольшими группами, числом около десятка, в скалистых и безжизненных укрытиях на глубинах около 300 метров. При всей своей нерасторопности они проявляют достаточную прыть в случае появления опасности, используя мощь хвостового плавника. Удивительно, что эти громадины способны совершать настоящие акробатические пируэты – или стоять на голове, или неподвижно лежать на дне, или двигаться хвостом вперед, или даже плавать кверху брюхом.

Латимерия – хищник. Рыбы питаются головоногими моллюсками и глубоководными рыбами. Определенно, их кулинарные предпочтения – обитатели пещер.
Установлено, что масса этих древних обитателей не превышает 100 кг, а дорастают рыбы до 2-ух метров. Способ размножения при достижении рыбами 20-ти летнего возраста сродни таковому у многих видов акул – яйцеживорождение. Массивные, около 300 г, икринки достигают размера 10 см в диаметре, окрашены в необычный ярко-оранжевый цвет. Вынашивают их латимерии немногим более года, после чего рождаются «малыши» длиной около 30 см.

До сих пор остается загадкой как эти животные выжили. Проведенный примерный подсчет в современном океане этих ископаемых рыб показал, что их численность их популяции достаточно мала и составляет плюс-минус 400 особей. При таком количестве, очевидно, что род латимерия находится под угрозой полного исчезновения. Это очень печально – ведь утраченный и вновь обретенный древний обитатель океана целакант когда-то был владыкой вод…

Вернуться наверх >
 


Акула Катран

 

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Акулы — безжалостные морские хищники, вызывающие страх у любого человека. По оценкам ученых акулы существуют на нашей планете более 450 млн. лет. В процессе эволюции эти рыбы приобрели множество преимуществ перед другими древними видами благодаря совершенным механизмам адаптации к постоянно изменяющейся среде обитания.

Акулы принадлежат к надотряду хрящевых рыб, что роднит их со скатами.

Русское название «акула» пришло к нам из древнего исландского языка, где оно звучало как «hákall». Скелет у акулы полностью состоит из хрящей, костей у этой рыбы нет. Эта особенность помогает акулам быть изворотливыми и ловкими в морской пучине. Кожа акул — плакоидная, как у многих древних рыб. Она состоит из множества пластинок ромбической формы, похожих на шипы. Кожные шипы-чешуйки покрыты витродентином — разновидностью зубной эмали, поэтому любая акула постоянно защищена своеобразной кольчугой от случайных нападений врагов. Однако, чешуйки так плотно прилегают друг к другу, что если провести рукой по ним в направлении к хвосту рыбы, то кожа покажется плотной, но гладкой. И наоборот — можно ощутить всю остроту и твердость чешуек, напоминающих наждачную бумагу, если провести рукой по коже в обратном направлении.

Необычная структура кожи акул — ключ к их скоростному передвижению под водой. При движении мускулов плакоидные чешуйки постоянно меняют свое положение и это снижает турбулентность, помогая хищнику подкрадываться к жертве почти бесшумно. У некоторых видов акул особые железы выделяют слизь, снимающую трение при движении.

Вытянутая форма акульего тела в виде торпеды и коническая голова также помогают этим хищникам молниеносно нападать и скрываться от опасности. Перемещаются акулы в воде при помощи волнообразных движений тела и мощного хвоста с гетероцеркальным плавником. Хвост акулы устроен таким образом, что позвоночник своим концом заходит в верхнюю лопасть хвостового плавника. Выполнять сложные маневры под водой хищнице позволяют грудные плавники, а хвост служит в качестве руля.

Уникальная приспособляемость позволяет акулам жить практически во всех морях и океанах планеты и во всех климатических поясах. Однако, в Черном море водится всего один вид акул — катран, который не представляет никакой опасности для человека, ввиду небольшого размера хищника.

Катран (Squalus acanthias) — черноморская колючая акула является одним из многочисленных видов семейства катрановых, или колючих акул, которые встречаются во многих морях. Рыбаки прозвали катранов морскими собаками за небольшие размеры и привычку портить сети. Этот хищник предпочитает холодную воду.  Летом, когда на черноморских курортах настает высокий сезон и прибрежный слой воды прогревается свыше 200С, катран уходит на глубину около 100 м, где температура воды постоянная — 12-130С. И только по ночам рыба поднимается ближе к поверхности. Поэтому встретиться с этой акулой случайному купальщику почти невозможно.

Однако, у этой акулы на спинном плавнике есть ядовитый шип, который выделяет слизь с токсическим действием. Если рыбак поранится об этот шип, то воспаление и даже нагноение ранки обеспечено. Дело в том, что катраны являются проблемой для рыбаков — они повреждают установленные в море сети и воруют рыбу. Поэтому приходится избавляться от этих назойливых хищников.

Средний размер катрана составляет 1,5 м в длину при массе в 15 кг, хотя встречаются отдельные особи до 2 м. Охотятся катраны группой в основном на мелких рыб: хамсу, сельдевых, сардину, шпрот, некоторые виды тресковых. Хотя есть свидетельства, что не брезгуют эти хищники и осьминогами, ракообразными, моллюсками.

Интересен цикл размножения катрана — беременность у самок длится почти 20 месяцев — рекорд среди акул! Акулята вынашиваются матерью в особых капсулах-яйцах из желатиноподобного вещества. Рождаются малыши размером в 25 см и покинув мать, способны питаться самостоятельно. Половой зрелости молодые катраны достигают в 15 лет. При этом, живут акулы в среднем всего 25 лет.

Катран относится к промысловым рыбам. Из его печени добывают ценные витамины, рыбий жир и полезные вещества для лекарств. Мясо этой акулы вполне съедобно и иногда подается в ресторанах. В настоящее время катран не относится к исчезающим видам.

Вернуться наверх >
 


Морской конёк

 

Krokodi

Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

 

Морской конёк - символ Севастопольского морского Аквариума-музея  - необычная рыбка, с первого взгляда привлекающая внимание к себе. Эти рыбки упоминаются даже в греческой мифологии — морской царь Посейдон (Нептун) передвигается на колеснице из раковин, запряженной морскими коньками. Невероятна фантазия людей! Ведь размер этих рыбок составляет от 13 мм до 20 см и понятно, что запрягать их куда-либо нет смысла — лошадиных сил явно недостаточно.

Свое название этот вид рыб получил из-за поразительного сходства с шахматным конём. С научной точки зрения морские коньки — это трансформированные в ходе эволюции рыбы-иглы. На теле морского конька выделяются множество кожистых выростов и костных шипов, которые помогают ему успешно скрываться в зарослях водорослей от хищных рыб. Коньки способны изменять в небольших пределах свою окраску, подстраиваясь под цвет окружающих камней и водорослей. Расцветка этих лучеперых рыб очень разнообразна: от коричневато-серых пятнистых форм до ярких желтых, красных или голубых оттенков. А австралийский конёк-тряпичник обладает высшей степенью способности к мимикрии — его длинные выросты-шипы очень похожи на веточки саргассовых водорослей, среди которых он обитает — отличить невозможно!

В основном эти рыбки предпочитают проводить свои дни в густых зарослях подводных растений, цепляясь за них хвостом. Перемещаются активно они только в брачный период в поисках партнера. Хотя есть и исключения — некоторые виды коньков обожают путешествовать, держась рядом с крупными рыбами и вместе с ними проплывает многие километры в поисках удобных кормовых мест.

Необычное строение тела позволяет этим рыбкам гордо плавать в вертикальном положении. Хотя вертеть головой эти существа не могут, а только кивать вверх и вниз, природа наградила их выпуклыми глазами, которые вращаются в разные стороны. Поэтому конёк почти всегда может заметить врага и спастись.

Хоть морские коньки и являются рыбами, у них нет чешуи в обычном понимании. Специальные прочные костные пластины как надежная броня защищают конька от возможных врагов.

Для многих является удивительным тот факт, что конёк — хищник! Их рыльце на конце оканчивается небольшим ртом, с помощью которого рыбка втягивает зоопланктон. В молодом возрасте для того, чтобы насытиться, коньки едят по 10 часов, поглощая более 3500 мелких креветок и рачков.

У этих созданий есть восхитительный брачный обычай — особый «танец», в котором участвует самец и самка, нежно сплетаясь хвостами и перемещаясь в воде. Заканчивается это действо тем, что самка откладывает икринки в специальный брюшной карман к самцу. И именно самец бережно вынашивает 30 дней потомство. После чего рождаются до 1 тысячи крошечных коньков — точных копий родителей! С первого дня жизни мальки уже могут питаться и прятаться от хищников в зарослях водорослей.

Однако, морские коньки относятся к видам, которым грозит вымирание. По последним исследованиям специалистов из WWF численность этих милых рыбок в последние годы сокращается. 30 видов из существующих 50 видов морских коньков отмечены в Красной книге как вымирающие, в т.ч. Длиннорылый и Короткорылый коньки, встречающиеся в Черном и Средиземном морях, а также в Восточной Атлантике.

Причины, по которым коньки постепенно исчезают, различны. Основная заключается в том, что результатом бурной деятельности человечества является загрязнение мирового Океана, и многие виды просто не могут жить в отравленной канализационными и промышленными стоками, воде.

Вторая причина — хищнический вылов коньков в Австралии, у берегов Филиппин, Таиланда и Малайзии. Ежегодно вылавливают до 26 млн. особей для того, чтобы сделать из них сувениры для жадных до экзотики туристов: брелоки, пряжки, броши, серьги. Некоторое количество коньков добывают для содержания в аквариумах.

Третья причина истребления этих рыбок кроется в особенностях азиатской народной медицины — считается, что эти рыбки способны лечить различные заболевания: астму, проблемы с сосудами или импотенцию.

Ряд специалистов-ихтиологов высказываются за то, чтобы внести морских коньков в список охраняемых видов и запретить их вылов с последующей продажей на сувениры. Хотя морских коньков и содержат в аквариумах, они считаются крайне прихотливым видом и плохо размножаются в неволе.

Вернуться наверх >
 


Интересно о крокодилах

 

Krokodi Я знать хочу, на что бы ты решился?Рыдал? Рвал платье? Дрался? Голодал?

Пил уксус? Крокодилов ел?

Все это могу и я…

Вопрос Гамлета к Лаэрту не иносказательный, а риторический.

Во времена Гамлета и Шекспира в Европе было модно есть крокодилов. Кавалеры давали обет «съесть крокодила» во имя прекрасной дамы, дабы убедительнее выразить свои чувства к ней. Или пили уксус, если крокодила под рукой не было…В эту эпоху начала Великих географических открытий собиратели кунсткамер, а в особенности аптекари покупали чучела

крокодилов. А мясо куда девать? Вот его влюбленные и ели. В своем отношении к крокодилам человечество прошло разные стадии: от религиозного преклонения (вспомним удивительного бога Себека – повелителя рек, которому приносили человеческие жертвы) до беспощадного избиения (в природе и цирках) и, наконец, остановились на охране и разведении их на фермах.
Часто посетители Аквариума задают вопрос: чем отличается крокодил от аллигатора? А разница между ними находится там, куда мало кто рискнет полезть – в пасти! У аллигаторов (к ним относится наш очковый кайман) самый большой зуб в верхней челюсти – 4, а у крокодила – 5. У аллигаторов при смыкании челюстей видны только верхние зубы, а у крокодилов и верхние и нижние.

Вернуться наверх >
 


Легенда о петухе

 

Trigla Собрались вместе рыбы Черного моря. Ласкирь (морской карась) принес известие, что в Черном море появилось невиданное чудо – вроде бы рыба, но летает, по дну ползает, громко шумит, когда сердится, и ярко светится в воде. Пошушукались рыбы и решили пустить ласкиря на разведку.
Поплыл ласкирь и видит: действительно, плывет кто-то, плавники растопырил как крылья самолета, а края плавников ярко синим пере ливаются.
Вернулся ласкирь к рыбам и говорит: «Правда, летает».
Решили рыбы проверить,правда ли, что в земле роется. Послали султанку. Поплыла она и видит: ползет по дну чудище, большими щупальцами роется и выискивает

в песке вкусные вещи: червей, моллюсков и прочую мелкую живность.
Вернулась к рыбам и говорит: «Правда, роется»!
Проверить , действительно ли шумит послали горбыля – он ведь тоже разговорчивый и даже иногда поет – вдруг, да и найдут общий язык!
Поплыл горбыль, видит – все правда! И крылья есть, и щупальцами шевелит. Вот и решил горбыль познакомиться, узнать, кто это. А был это морской петух (Тригла).
Наша желтая тригла – самая крупная (до 75 см). Живет и около берегов Норвегии, и в Средиземном и Черном морях, и возле побережья Южной Африки.
Погружается на глубину до 120 м даже без жесткого скафандра.

Но самое удивительное – как он шумит: и хрюкает, и ворчит, и даже храпит!

Морской петух (тригла)

Trigla lucerna
Распространен в Атлантике, Средиземном, Черном и Азовском морях. Держится у дна, на песчаных грунтах. Встречается на глубинах 10-60 м, иногда - до 180 м. Максимальная длина - 75 см, вес - 5.5 кг. Питается малоподвижными и неподвижными донными животными, нащупывая их пальцевидными лучами грудных плавников. Иногда ловит рыбу. Способен издавать звуки, похожие на храп или хрюканье, особенно «шумит» во время нереста. Хозяйственное значение небольшое, ловится совместно с другой рыбой. Занесен в Красную книгу Украины.

Вернуться наверх >
 


Легенда о султанке

 

red_mullet_spawning О падении Константинополя на берегах Средиземного и Черного морей было сложено немало песен. Вот одна из них — под названием «Рыбы Константинополя»:

В Константинополе монах на кухне жарил рыбу.

Вдруг тихий голос прозвучал — с небес

летевший голос:

— Беги, монах, беги скорей, сейчас ворвутся турки!

Он отвечал: «Воистину, когда взлетят, как птицы, эти рыбы

— Тогда лишь в город наш святой ворвутся злые турки».

Вдруг рыбы ожили — и вмиг взлетели, словно птицы:
И в город ворвался султан, и пал Константинополь…

Песня эта исполнялась в Греции, а вот какая легенда о том же событии была известна в Крыму:

Хорошая рыбка султанка; много раз она вместе с камсой спасала южный берег Крыма от голода. Рыбка эта не простая, а поджаренная — оттого она и переливается золотом в воде. Вот как дело было.

Турецкий султан Магомет II подошел к Константинополю с большим войском, но жаль ему было разорять город и послал он предложение царю Константину сдать город без боя. Царь сидел в саду своего дворца у фонтана, а жена его тут же жарила небольшую рыбку. Когда посланный султана передал его предложение, Константин сказал, указывая на жаровню: «Передай своему султану, что когда эти рыбки выпрыгнут со сковороды в фонтан, тогда будет сдан Константинополь». Ушел посол — а рыбки вдруг одна за другой попрыгали со сковороды в воду фонтана. Побледнел царь. Через два дня Константинополь был занят турками. Повелел султан бросить рыбок из фонтана в море, чтобы они плодились в нем и напоминали людям о великом событии — взятии Константинополя.

Вот и появилось в Черном море много рыбок с золотистыми боками — это и есть султанка.

Вернуться наверх >
 


Интересно о морских черепахах

 

interesno-o-morskih-cherepahah Удивительны морские черепахи. Их называют «летающими», и они действительно освоили как бы птичий способ передвижения в воде. Ластами машут как крыльями, развивая скорость моторных кораблей на заре пароходостроения – 5 узлов в час, но тем не менее уверенно преодолевают маршруты в тысячи километров с поразительным навигационным мастерством. Их мясо съедобно, панцирь высоко ценится. Колумб в 1494 году бросив якорь у берегов Кубы, видел как охотятся с прилипалой на черепах. В наши дни такой способ охоты в обычае у рыбаков Южного Китая, Венесуэлы, Кубы, Мозамбика, Занзибара.

Начинают с того, что ловят в море прилипалу, прокалывают у него отверстие в хвосте, продевают длинную веревку и крепко завязывают вокруг хвоста. Вторую веревку пропускают через рот и жабры, таким образом буксируют прилипало у борта челнока. Увидев черепаху, отвязывают короткий шнур, а длинную веревку разматывают во всю длину. Прилипало догоняет черепаху, присасывается к ней и… все. Рыбаки осторожно выбирают слабину веревки, подплывая к черепахе все ближе и ближе. Если черепаха весит не больше 30 кг, то ее вытягивают из воды с помощью прилипалы, не обвязывая дополнительной веревкой.Обычно для охоты используют целую «свору» прилипал на одном лине.В аквариуме живут зеленая (суповая) черепаха и логгерхед – головастая черепаха.Как правило, черепахи размножаются в определенном географическом месте, и туда, в сезон, «слетаются» сотни тысяч черепах для откладывания яиц. Правда, на этом материнские инстинкты заканчиваются. Черепахи опять устремляются в морские пучины. Маленькие черепашата, которые вылупятся через 2-3 месяца, предоставлены сами себе. До взрослого возраста доживают 5-10% особей.

Вернуться наверх >
 


Памятник бычку в Бердянске

 


Памятник бычку-кормильцу на набережной г.Бердянска
На приморском бульваре украинского города Бердянск Запорожской области открыт памятник главной добыче местных рыбацких промыслов - азовскому бычку. У основания монумента прикреплена табличка, гласящая: "Бычку - кормильцу".

На этой маленькой рыбке воистину держится благополучие всего украинского Приазовья. Ежедневно сотни рыбацких шхун выходят на промысел бычка, который затем в сушеном, вяленном и вареном виде подается к столу многочисленных курортных отдыхающих, тем самым позволяя безбедно жить тысячам бердянских семей.

Однако настоящим спасением для местного населения эта рыбка стала во времена массового голода на Украине в начале 30-х годов, а также в тяжелое послевоенное время.

Вернуться наверх >

Город Санкт-Петербург всегда был близок по духу Севастополю. Рекомендуем посетить дайджест строительства Ленинграда.

 


Чем отличаются удав и питон

 

piton-i-udav Удав и питон – это не синонимы. Кое-чем эти змеи различаются, хотя во всем почти похожи. Главное, кроме некоторых анатомических различий – размещение по странам мира. Абсолютно все питоны – змеи Старого Света (Азия, Австралия, Африка), а почти все удавы – обитатели Нового Света (Америка). Удавы рождают живых детенышей, а питоны – откладывают яйца и насиживают кладку.

Многие питоны и удавы хорошо плавают и ныряют, подолгу лежат в воде. И даже отправляются в дальние морские путешествия. В 1883 году извержение вулкана Кракатау вызвало гибель всего живого на этом острове. Но уже в 1908 году здесь были обнаружены …питоны.

Остров святого Валенсия удален от Южной Америки на 320 км, но и на него приплыли королевские удавы (сами или на подручных средствах – можно лишь догадываться).

Характеры у этих змей слегка различаются: удавы более спокойные, выдержанные, а питоны – более активные, слегка агрессивные. Но все они слегка ленивые: никого не преследуют, если первый бросок не удался, то устраивают новую засаду. И те, и другие никогда не нападают на человека первыми. Не надо дразнить зверей и провоцировать их на ответную реакцию!

Вернуться наверх >
 


Рыбы поют и хрюкают

 

coral-reefs "Я буду нем, как рыба". Не верьте такому обещанию. Рыбы не всегда и не все немы. Некоторые из них, всего несколько десятков видов, способны испускать довольно громкие и не всегда неприятные звуки, бесспорно произвольные.

Горбылям звуки помогают ориентироваться в стае. Они возникают при выпускании, вернее, при выдавливании пузырьков воздуха из плавательного пузыря. Эти звуки весьма разнообразны. Человеческое ухо воспринимает их как урчание, писк, лай, карканье, хрюканье. Ставрида и короткокрылый морской конек способны хрюкать, как и вынутые из воды скалозубы и рыбы-ежи. Огромная неуклюжая пелагическая рыба-луна хрюкает

и скрежещет, когда ее потревожат, а при подъеме из воды неблагозвучно стонет.

Вернуться наверх >


"Очистка воды-химическая библиотека

Это интересно

Это интересно

Музей

Севастопольский м...

План аквариума

План расположения...
Рус Eng