Это интересно



Миксина





Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

Хотите познакомиться с прапрапра (и еще 100 раз «пра») бабушкой рыб? Знакомьтесь – угорь-слизняк, или рыба-ведьма, или единственная в мире чихающая рыба, или миксина. Хотя, по сути, рыбой-то она как раз и не является, да и не похожа она совсем на рыбу – скорее, на длинного (до полуметра, а иногда и более) червя с весьма неординарной внешностью.

Миксины (Myxini) относятся к животным типа Хордовые и могут «похвастаться» наличием черепа при отсутствии позвоночника (вместо него у миксин хорда). Берут свое начало в каменноугольном периоде геологической летописи Земли, то есть существуют на планете свыше 300 миллионов лет.

Территориальные предпочтения – тропические и субтропические прибрежные воды Мирового океана с глубинами не менее 100 метров и до километрового горизонта. Активны в сумеречное и ночное время, предпочитая прятаться в светлое время суток в придонном иле или песке.

Обладают действительно неповторимой и очень непривлекательной внешностью: цвет тела в розово-серо-оливковой гамме; глаз не видно (они затянуты кожей, из-за чего зрение у миксин практически отсутствует); вертикальный рот снабжен зубами (по два ряда с каждой стороны языка); выше рта, на голове, есть единственная ноздря; вокруг рта и ноздри расположены органы осязания – «корона» из шести (восьми) коротких щупальцев-отростков; на теле совсем не видно плавников (ну и чем не червяк?). Картину довершает обилие слизи, а вот о ней – поподробнее.

Слизь у миксин – настоящий эволюционный «подарок», потому как многофункциональна. Во-первых, с ее помощью можно ускользнуть из «объятий» врага; во-вторых, умертвить подвижную жертву, забив этой слизкой массой ее жабры; и в-третьих, посредством скользкого природного покрытия прарыба способна проникать в любые труднодоступные объекты. Тело миксины – настоящий «мегазавод» по производству этого самого слизкого секрета: достаточно нескольких секунд, чтобы ведро воды превратилось в «кисель». Следует заметить, что само червеобразное создание не все время в слизневом коконе, а прибегает к его выработке только от случая к случаю, поэтому у нее за тысячи лет выработался алгоритм избавления от нее: завязываясь в узел и продвигая его движениями тела от хвоста к голове, миксина избавляется от покрытия, буквально «выкручивается». А чихая, прочищает и свою единственную ноздрю.

Перечень «необычностей» древней прарыбы будет неполным, если не упомянуть о четырех сердцах, что делает миксину крайне живучей – «выход из строя» одного из них никак не сказывается на ее самочувствии.

Угорь-слизняк питается беспозвоночными и плотью рыб, правда, в основном уже неживых, реже – больных или раненых. Забираясь внутрь объекта трапезы через ротовое или жаберное отверстие, приступает к собственно «обеду», съедая в первую очередь внутренности, а затем и мышцы жертвы. Однако рыбы-ведьмы - падальщики по сути - не брезгуют живой добычей рыбаков, попавшей в сети: в этом случае, вступая в «преступный сговор» со своими собратьями, десятками и сотнями они атакуют плененный улов. Не являясь гурманами, миксины все-таки предпочитают видеть на «своем столе» рыб семейств тресковых, сельдевых, скумбриевых и осетровых. Хотя из-за низкого метаболизма они могут долгое время совсем не питаться.

«Родителями» древние прарыбы становятся при длине тела около 25 сантиметров. Из современных почти восьми десятков видов миксин часть является гермафродитами (то есть могут выступать как в женской, так и в мужской роли, но не в обеих сразу!), а другая часть – разнополые виды. В последнем случае ихтиологи отметили очень интересное соотношение: в нерестящейся массе самцов на два порядка меньше, чем самок (примерно 1 «жених» на 100 «невест»).

Для оставления потомства рыбы-ведьмы отправляются на глубины свыше километра, где самка откладывает от полутора до трех десятков крупных (примерно двухсантиметровых), продолговатых яиц в плотной оболочке, которые наружным способом оплодотворяются самцами. Через непродолжительное время инкубации на свет появляются маленькие миксинки, которые вскоре становятся точной копией своих «родителей».

Сегодня многие ученые сосредоточены на изучении этих древних обитателей – все-таки изобретательность матушки-природы безгранична и нам еще много ее тайн предстоит постичь. Например, химическая природа слизи миксин имеет удивительное кровоостанавливающее действие, которое гораздо выше, чем у современных медицинских препаратов; эти организмы очень интересны генетикам и т.д.

Древние червеобразные прарыбы, безусловно, являются частью пищевых цепочек: с одной стороны - они выступают в качестве «утилизаторов» органических останков, а с другой – ими питаются ракообразные, ластоногие и морские птицы.

Миксины вполне съедобны, и жители некоторых восточных стран (Япония, Южная Корея, Тайвань) с удовольствием их употребляют в пищу, но основная часть населения планеты из-за неприятной внешности и способа питания все же не считает их объектом промысла и гастрономического интереса. Так что это редкий случай, когда численности столь древнего организма в современном Мировом океане ничто не угрожает.

Вернуться к списку



Рус Eng