Это интересно



Симбиоз





Найданова О.Г., зав. Музейным отделом Севастопольского морского Аквариума-музея

«Ты – мне, я – тебе», или Тайны подводной дружбы
Ни один организм на планете не живет сам по себе, без связи с другими организмами, и с этим трудно поспорить. Понятие «симбиоз» (в переводе с греческого языка — «совместная жизнь») стали использовать с конца XIX века, когда открыли симбиотическую природу лишайников (1866 г.).На тот момент ученые считали, что такое сожительство различных по природе организмов явление достаточно

редкое, но уже в начале XX века их взгляды кардинально изменились – было описано множество примеров по межвидовому взаимодействию бионтов. Биологам стало очевидным, что симбиоз играет бóльшую роль для всего живого на планете, чем считалось ранее – если одному организму недостает каких-либо компонентов или возможностей, то таковые могут быть в доступности или избытке у другого.

Еще недавно под понятие «симбиоз» подпадали только взаимовыгодные для обеих сторон отношения. Современная экология рассматривает это понятие гораздо шире – любое взаимодействие между сосуществующими популяциями трактуется как симбиотическое, причем, независимо от их взаимополезности, или вреда, или не оказывающего никакого влияния друг на друга.

Выделяют пять основных симбиотических форм: мутуализм, комменсализм, хищничество, паразитизм и аменсализм. И если в первых четырех случаях взаимодействия в выигрыше либо оба организма, либо хотя бы один, то последний – аменсализм – самый «грустный». Аменсализмом называются такие взаимоотношения, при которых одной стороне наносится вред, а другой – «ни холодно, ни жарко», она не получает и ни вреда, и не пользы. Примером может служить рыба-кузовок – ее кожа выделяет в окружающую воду яд острацитоксин, который, распространяясь вокруг самой «отравительницы», воздействует на дыхательную систему «соседей» вплоть до их гибели. Сам кузовок-коробка при этом нисколько не страдает.

Самая «радостная» форма симбиоза – мутуализм или взаимовыгодное сожительство. Сотню лет назад понятием «симбиоз» именно такое взаимодействие и описывали. Другими словами - «ты – мне, я – тебе». Конечно, такие отношения – не результат долгих «раздумий» на тему «как бы мне найти партнера для лучшей жизни?», и, определенно, компаньоны не знают, что они вообще кому-либо помогают. Но так уж распорядилась матушка-природа в «лице» эволюции, помогая выжить организмам любым способом.

Наиболее необычные примеры мутуализма – это союз растения и животного, когда даже невозможно определить к какому царству относится такой организм. Вот, например, удивительный симбиоз плоского червя турбеллярии конволюты, у которого вообще нет ни рта, ни пищеварительной системы, и зеленой одноклеточной водоросли зоохлореллы. А зачем червю «квартирант»? Чтобы питаться за счет зеленого сожителя – водоросли, которая посредством фотосинтеза обеспечивает червя питанием, а сама целиком и полностью зависит от него и, буквально, жить без него не может – после гибели червя погибают и водоросли. И, как ни странно, турбеллярии, будучи по природе бесцветными и прозрачными, но ставшие абсолютно зелеными от сожительствующих с ними водорослей, на протяжении всего дня неподвижно принимают солнечные ванны, тем самым обеспечивая зоохлорелл энергией солнца, а себя – питанием.
Приведем еще один пример мутуализма – взаимовыгодные отношения между актиниями и рыбками-клоунами. Это удивительное по красоте зрелище, когда стайка ярких коралловых клоунов буквально купается в переплетении огромного множества щупалец анемона, смертельно опасных для многих обитателей рифа своими смертоносными стрекательными клетками. Рыбы-клоуны, чтобы не быть ужаленными актиниями, выработали способность покрываться достаточно плотным слоем слизи, что делает их неуязвимыми для нервно-паралитического яда морского «цветка». Такие отношения, очевидно, взаимовыгодны – клоуны защищены от нападения хищников, при этом еще и могут подбирать «крошки» со стола актинии. И наоборот, рыбки-клоуны даже близко не подпускают к анемонам рыб, желающих полакомиться их щупальцами, да и сами актинии успешно питаются органическими отходами рыб-сожителей. Таких примеров можно привести еще огромное множество.

Не менее многочисленны в природе взаимосвязи, называемые комменсализмом. Это своего рода такая односторонняя «дружба», когда один организм использует другой или в качестве жилья, или в качестве «извозчика», или как «скатерть-самобранку», но при этом другой организм даже не в курсе своей «благотворительности» и ему ни коим образом не причиняется ущерб. Экологи выделяют две основные формы подобных отношений: квартиранство и нахлебничество.
Квартиранство, что понятно даже из названия – такие взаимоотношения, когда один объект использует другой в качестве жилья или убежища. Таких примеров немало в морской среде: например, среди опасных щупалец черноморской медузы-корнерота находят спасение от нападения крупных рыб мальки ставриды, и с таким же успехом прячется под куполом медузы цианеи молодь трески, превращая ядовитого кишечнополостного хищника в безопасные «ясли».
Другое проявление комменсализма – нахлебничество. Суть подобных отношений тоже понятна из названия – один вид, поселяясь рядом с другим (а иногда и на нем), питается тем, что «упадет со стола» хозяина. Таковы отношения, например, между рыбами-лоцманами и акулами – десятки лоцманов лакомятся остатками трапезы акулы, хотя последние, скорее всего, даже не замечают свой полосатый эскорт и никак на него не реагируют.

Понятие «хищничество» нам хорошо известно с детства, т. е. это такие отношения, когда представители одного вида охотятся на особей другого вида для обеспечения себя пропитанием. Различаются у хищников океанов лишь методы охоты: одни неподвижно поджидают свою добычу в засаде, используя покровительственную окраску или зарывшись в песок, гальку или ил. Это - хищники-засадники, например, рыба-камень, скорпена, мурена, или вовсе неподвижные или малоактивные обитатели – актиния, медуза цианея и пр. Противоположная стратегия у хищников-преследователей – это способность развивать очень большие скорости. Так охотится рыба-меч, акула мако, барракуда и многие другие.

Ну и последние взаимоотношения между видами - паразитизм. Думается, что с понятием «паразит» все так или иначе знакомы и вряд-ли хоть кто-нибудь не представляет себе, о каких отношениях идет речь. По определению В. А. Догеля, основоположника экологической паразитологии, паразитизм – это такая форма отношений между видами, при которых один организм живет и питается за счет другого живого организма.

Как пример любого паразитизма на память сразу приходят гельминты – паразитические черви, поселяющиеся в организме хозяина. Морская рыба тоже не исключение - в минтае, например, можно встретить китайскую и сибирскую двуустку, широкого лентеца, а в красной рыбе - горбуше, семге, кете - обнаруживаются широкий лентец, круглые черви, двуустка кошачья и другие.
Но самым необычным, самым «паразитическим» паразитом, на мой взгляд, является самец удильщика, который паразитирует – та-дам! – на теле самки, то есть на самке своего же вида! Правда, такой пример «самцового» паразитизма даже для всех животных Земли – исключение, и замечен он лишь у четырех семейств удильщиков из одиннадцати.

Самки этих глубоководных рыб имеют внушительные размеры – они могут дорастать даже до двух метров, в то время как самцы - настоящие «коротышки», не более десятка сантиметров в длину. Мужской пол удильщиков обладает замечательными органами чувств: с помощью обоняния по феромонам самок самцы их легко находят, а чтобы не «промахнуться» и обнаружить «даму» своего вида, они используют уже зрение, «приглядываясь» к вспышкам и форме удочки. Найдя «свою» самку будущий паразит вцепляется в ее тело. Очень скоро он прирастает к женской особи, теряя многие свои органы – глаза, челюсти, язык и даже желудок! Теперь он становится просто частью, придатком самочки, а подпитывается через сросшуюся с «донором» кровеносную систему. С этого времени его единственная обязанность – оплодотворение икры. Как правило, таких «паразитов» на теле избранницы не один, а несколько.

Мы рассмотрели далеко не все формы отношений между животными в подводном мире, где проживает огромное множество существ, и никто из них не живет изолированно. Представлена лишь часть сложнейшей сети взаимосвязей между организмами, а ведь именно она стоит на страже устойчивости морских экосистем.

Вернуться к списку



Рус Eng